25.1. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство

25.1. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство
25.1. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство

В соответствии со ст. 123 УПК РФ действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.
Жалоба — это устное или письменное обращение в суд, государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу по поводу нарушения прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, исходя из общеправового принципа дозволенности того, что прямо не запрещено законом. Указанное право принадлежит также иностранным гражданам и лицам без гражданства, проживающим на территории РФ.

Под «иными лицами» в ст. 123 понимаются прочие, помимо участников уголовного судопроизводства, лица. «Иные лица» имеют право на обжалование в той части, в которой процессуальные действия и решения затрагивают их интересы. Например, жалоба может быть подана лицом, в чьем помещении был, по его мнению, произведен незаконный обыск, или лицом, на чье имущество ошибочно наложен арест.
Действия суда обжалуются вышестоящему суду, действия прокурора, помимо обжалования вышестоящему прокурору, могут быть обжалованы в суд.
Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются.

Из судебной практики
Постановлением судьи Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 28 мая 1999 г. жалоба адвоката Тополева и обвиняемых по уголовному делу Гончарова и Полякова на действия следователя 2-го отдела УРОПД ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, вынесшего в соответствии со ст. 67.1 УПК РСФСР постановление от 27 января 1999 г. об отводе адвоката Тополева в качестве защитника обвиняемого Полякова, оставлена без удовлетворения, постановление следователя признано законным и обоснованным.
Гончаров и Поляков обвинялись в совершении преступления, предусмотренного подп. «а», «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ.
Как следует из постановления следователя, основанием к отводу адвоката Тополева послужило то обстоятельство, что названный адвокат ранее по этому же уголовному делу осуществлял защиту соучастника Полякова — Гончарова, интересы которого противоречат интересам Полякова, а также необходимость допроса адвоката Тополева в качестве свидетеля по фактам, которые стали ему известны не в связи с осуществлением защиты.
Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда 6 июля 1999 г. кассационное производство по частной жалобе адвоката Тополева прекратила.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения о прекращении кассационного производства по частной жалобе адвоката Тополева и направлении дела на новое кассационное рассмотрение ввиду нарушения права обвиняемых на защиту.
Президиум Санкт-Петербургского городского суда 18 апреля 2001 г. определение отменил, а дело направил на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.
Прекращая кассационное производство по частной жалобе адвоката Тополева без рассмотрения ее по существу, судебная коллегия сослалась на постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г., указав в своем определении, что согласно этому постановлению в суд могут быть обжалованы действия и решения органа дознания, следователя либо прокурора, связанные с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования.

Адвокатом Тополевым и обвиняемыми Гончаровым и Поляковым, как следует из материалов дела, были обжалованы действия следователя, связанные с нарушением, по их мнению, конституционного права обвиняемых на защиту.
В постановлении Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» указывается, если соответствующие действия и решения органов расследования не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, отложение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. В этих случаях контроль за действиями и решениями органов предварительного следствия со стороны суда, имеющий место лишь при рассмотрении им уголовного дела, т.е. на следующем этапе производства, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, и поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд.
Вместе с тем суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут быть предметом судебного разбирательства по уголовному делу.
Право гражданина на защиту является конституционным правом (ст. 48 Конституции РФ).
Судебное обжалование действий следователя, связанных с нарушением конституционного права обвиняемого на защиту, не противоречит требованию закона и смыслу постановления Конституционного Суда РФ, поэтому определение судебной коллегии о прекращении кассационного производства по данному делу подлежит отмене с направлением материалов на новое кассационное рассмотрение.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.