Статья 17. Прекращение статуса адвоката

Статья 17. Прекращение статуса адвоката
Статья 17. Прекращение статуса адвоката

Комментарий к статье 17

1. Прекращение статуса — самая суровая, но отнюдь не единственная мера дисциплинарной ответственности адвоката. Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает в качестве мер дисциплинарной ответственности замечание и предупреждение. В каких случаях, когда и с учетом каких обстоятельств квалификационные комиссии при адвокатских палатах вправе вынести заключение о прекращении статуса адвоката? Как часто на практике и по каким правилам происходит возбуждение и рассмотрение дисциплинарных производств?

Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:
личное заявление адвоката в письменной форме о прекращении статуса адвоката;
вступление в законную силу решения суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным;
отсутствие в адвокатской палате в течение шести месяцев со дня наступления обстоятельств, предусмотренных п. 6 ст. 15 комментируемого Закона, сведений об избрании адвокатом формы адвокатского образования, учредителем (членом) которого он является;
смерть адвоката или вступление в законную силу решение суда об объявлении его умершим;
совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры;
неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции;
вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;
установление недостоверности сведений, представленных в квалификационную комиссию в соответствии с требованиями.
Среди восьми оснований прекращения статуса адвоката, указанных в ч. 1 ст. 17 комментируемого Закона, следует проводить четкое различие между безусловными, формально определенными основаниями прекращения статуса (например, смерть адвоката, личное заявление о прекращении статуса) и основаниями, требующими доказательственной и профессионально-этической оценки квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты. Необходимость такого разграничения получила подкрепление в Кодексе профессиональной этики адвоката, установившем процедурные основы дисциплинарного производства в квалификационной комиссии и совете адвокатской палаты. Однако согласно ч. 2 ст. 17 комментируемого Закона решение о прекращении статуса адвоката совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации обязан принимать на основании заключения квалификационной комиссии только в специально указанных случаях:
совершение адвокатом проступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры (п. 5 ч. 1 ст. 17);
неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции (п. 6 ч. 1 ст. 17).
Разбирательство в квалификационной комиссии проводится на основе принципов устности, непосредственности, состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Заключение квалификационной комиссии о наличии либо об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката названных нарушений автоматически не предопределяет решения совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката.
2. В комментируемой норме не говорится о том, какие именно действия адвоката следует понимать под поступком, порочащим честь и достоинство адвоката или умаляющим авторитет адвокатуры. Понятия «честь», «достоинство» и «авторитет» являются оценочными категориями и относятся к сфере морали, которая не имеет строго однозначных норм для всех слоев общества, профессиональных, этнических и возрастных категорий. Отсутствие однозначности, единства понимания и, следовательно, применения этих категорий (лишь упоминаемых в норме Закона) неизбежно приводит к тому, что совершенный адвокатом проступок будет анализироваться и расцениваться дисциплинарной комиссией с учетом обстоятельств каждого случая. Заключение дисциплинарной комиссии будет вынесено на основе представленных комиссии фактов, которым ее члены должны дать адекватную оценку. Присутствие (по-другому это назвать сложно, поскольку понятия «честь», «достоинство» и «авторитет» лишь упомянуты, но не раскрыты в норме) в комментируемом Законе этих оценочно-философских понятий, думается, вносит некоторую неопределенность в реализацию правовой нормы ст. 17 Закона — практическую деятельность дисциплинарных комиссий. Поступками, порочащими честь и достоинство адвоката или умаляющими авторитет адвокатуры, может быть бесконечное множество различных действий.
3. Очевидно, что всякие попытки не выполнять принципы, на основе которых действует адвокатура (законность, независимость, самоуправление, корпоративность и равноправие), либо пренебрежительно относиться к ним должны подпадать под действие данного подпункта. Кроме того, адвокат может потерять свой статус, если нарушит требования любого из шести подпунктов п. 4 ст. 6 комментируемого Закона <1>. Несмотря на то что перечень оснований лишения адвоката его статуса является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, аморфность и неоднозначность этих понятий может послужить предпосылкой для варьирования их смыслом и пониманием. По мнению некоторых специалистов, закрытый перечень, указанный в ст. 17 комментируемого Закона, призван исключить возможность оказания давления на адвокатов под угрозой прекращения статуса «по иным основаниям» <2>. Но ведь эффект, который может принести неопределенность самих понятий, в сущности, приравнивается к известному эффекту универсального и удобного выражения «по иным основаниям». Об этом косвенно свидетельствуют и мнения, высказываемые авторами некоторых Комментариев данного Закона <3>.
———————————
<1> Комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / Отв. ред. И.Л. Трунов. М.: Юристъ, 2003. С. 88.
<2> Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / Под ред. Д.Н. Козака. М.: Статут, 2003. С. 83.
<3> Некоторые авторы, комментируя ч. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пишут о том, что понятия «честь», «достоинство» и «авторитет» «следует понимать в том смысле, что адвокат должен проявлять максимальную, во всяком случае, большую, чем обычный гражданин, осторожность, осмотрительность в своих действиях, высказываниях, поступках, связях, чтобы поддерживать на высочайшем уровне свой собственный авторитет и тем самым авторитет представляемой им адвокатуры». См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / Под ред. Д.Н. Козака. М.: Статут, 2003. С. 87.

4. Умаление достоинства адвоката должно быть связано с его профессиональной деятельностью или выполнением обязанностей как члена адвокатской корпорации. Только в таком контексте поступок адвоката может стать предметом обсуждения квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты, который вправе принять решение о прекращении статуса адвоката. Под неисполнением или ненадлежащим исполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей следует понимать неисполнение требований ст. 7 комментируемого Закона.
5. Закон не оговаривает, достаточно ли для решения вопроса о прекращении статуса адвоката однократного неисполнения профессиональных обязанностей или такие нарушения должны быть систематическими. Очевидно, что в каждом случае этот вопрос должен решаться советом адвокатской палаты, который принимает решение в зависимости от конкретных обстоятельств.
6. Интересно, что комментируемая статья не определяет источники получения информации об обстоятельствах, влекущих за собой прекращение статуса адвоката, не решает вопроса о праве адвоката быть заслушанным на заседании совета адвокатской палаты при решении вопроса о прекращении его статуса и не содержит иных процедурных норм о порядке решения вопросов, связанных с прекращением статуса адвоката. Подобное умолчание отнюдь не случайно. Дело в том, что законодатель оставил решение этих вопросов самому адвокатскому сообществу, тем более что адвокатура, согласно ст. 3 комментируемого Закона, действует на основе принципов независимости, самоуправления и корпоративности. Адвокатское сообщество определило данный порядок в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г., где отражены такие признанные правовые принципы, как наличие примирительных процедур, состязательность и гарантии сохранения адвокатской тайны на всех этапах производства.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.