§ 2. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений
§ 2. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (далее — Бернская конвенция, Конвенция), являющаяся старейшим международным договором, образует фундамент международной системы охраны авторских прав. Именно год подписания первой редакции Бернской конвенции (1886 г.) по праву считается началом отсчета международного периода охраны авторских прав.
В связи с особой важностью Бернской конвенции для международной системы охраны авторских прав она будет рассмотрена наиболее детально*(32).

В настоящее время в Бернской конвенции участвуют 164 страны. Российская Федерация является членом Бернской конвенции с 13 марта 1995 г.
В настоящее время положения и принципы Бернской конвенции, открытой для всех государств, лежат в основе сложного современного механизма охраны авторских прав на международном и национальном уровнях.
Терминология, основные положения и даже структура современного законодательства об авторском праве, действующего в большинстве стран мира, сегодня во многом предопределяются Бернской конвенцией, закрепляющей международно признанные стандарты охраны произведений.
Традиционно основным способом преодоления территориального характера авторских прав, как иных прав интеллектуальной собственности, признавалось заключение международных договоров о взаимном признании и охране прав на произведения, фонограммы, изобретения, товарные знаки и другие объекты интеллектуальной собственности, к характерным особенностям которых обычно относят территориальный характер прав на них. Такие права, как правило, возникают согласно законам конкретного государства и при отсутствии соответствующих международных соглашений ограничиваются его территорией.
Во второй половине XIX столетия стал особенно актуален вопрос признания и охраны прав иностранных авторов.
Повышение уровня образования населения, совершенствование методов воспроизведения и распространения литературных и художественных произведений, расширение демократических свобод, развитие прессы, становление национальных языков, активная миграция населения, создание значительного числа новых университетов, библиотек, рост книжной торговли и другие факторы создали важные предпосылки для активного развития издательского дела, ставшего одной из важных областей предпринимательской деятельности.
Одновременно с этими факторами происходило ускоренное развитие международных хозяйственных, политических и культурных связей, что способствовало значительному увеличению объемов издания переводной литературы, использованию драматических, музыкальных и художественных произведений иностранных авторов.
Изначально международные соглашения в сфере авторского права имели двусторонний характер. Особенно широкое распространение они получили в XIX в. К 1886 г. 33 таких соглашения были заключены между 15 странами Западной Европы и Америки*(33).
При этом национальным законодателям всегда была присуща тенденция к предоставлению охраны на основании принципа материальной взаимности, т.е. к предоставлению иностранным гражданам только такой охраны, какая предоставлялась в иностранном государстве гражданам этой страны.
Однако такие двусторонние соглашения часто оказывались недостаточно эффективными: во-первых, каждое из них позволяло «национальным» произведениям получать охрану только в одной зарубежной стране, а во-вторых, они отличались не достаточной полнотой содержания и большим разнообразием условий, формальностей, ограничений и оговорок.
Постепенно стало ясно, что система двусторонних соглашений не способна обеспечить эффективную охрану авторских прав, в том числе в связи с существенными различиями в законодательствах об авторском праве разных стран. Для преодоления многочисленных коллизий требовалось разработать и принять многосторонний международный договор, в рамках которого появилась бы возможность разрешить основные противоречия между национальными законодательствами и обеспечить минимально необходимые и общеприемлемые уровни охраны авторских прав. Таким образом, создавались условия для наиболее широкого распространения произведений.
В то же время широкое применение принципа взаимности в области частного права иногда представляет угрозу для нормального развития межгосударственных отношений, так как в ряде случаев нарушение частных прав в одной стране может спровоцировать конфликт в ее отношениях со страной происхождения произведения или объекта промышленной собственности.
Во-первых, пострадавшие иностранные правообладатели, если по какой-либо причине им не удается добиться эффективной защиты своих прав, обращаются к правительству своей страны с требованием принять меры для защиты интересов. Обращение же иностранных правительственных структур зачастую расценивается как вмешательство во внутренние дела суверенного государства, в результате конфликт из частного может перерасти в межгосударственный.
Во-вторых, нередко происходит обратный процесс — из-за проблем на межгосударственном уровне страдают интересы частных лиц, поскольку взаимность в защите прав в таких случаях обычно легко превращается во взаимность в применении санкций. Введение одним государством в любой области каких-либо ограничений в отношении граждан и юридических лиц другого государства почти незамедлительно приводит к принятию ответных мер, которые, в свою очередь, представляются неадекватными первому государству и приводят лишь к дальнейшему обострению отношений. Такое противостояние на межгосударственном уровне обычно наносит ущерб всем втянутым в него сторонам и может привести к непредсказуемым последствиям, несмотря на то что изначально авторскому праву свойственно объединяющее, гармонизирующее значение, состоящее в том, чтобы способствовать более широкому обмену научными и культурными достижениями во всем мире.
Трудности в защите авторских прав и понимание их предназначения творческими деятелями и руководителями европейских стран привели к тому, что с середины XIX в. все настойчивее стала обсуждаться идея необходимости заключения многосторонних и универсальных соглашений.
Проблема международной охраны авторских прав особенно обострилась во Франции, Бельгии, Швейцарии, Германии, Австрии, Великобритании, США, Канаде, где значительная часть населения говорит на одном языке (английском, немецком или французском). Лишенные авторско-правовой защиты книги перепечатывались в этих странах с минимальными затратами и огромными тиражами. Незаконная перепечатка (контрафакция) литературных произведений без согласия обладателей авторских прав и без выплаты вознаграждения приводила к разорению издателей из других стран. В то же время многие видные политические деятели европейских стран сами были известными литераторами или занимались издательской деятельностью. Поэтому совершенно неудивительно, что выраженная Виктором Гюго и группой писателей идея подписания специальной многосторонней международной конвенции для защиты прав авторов нашла понимание и поддержку на самом высоком уровне.
Целями такой конвенции были признаны согласование национальных законодательств и установление минимальных уровней охраны авторских прав. Работа по созданию международного договора об охране авторских прав началась в 1858 г. на проходившем в Брюсселе Конгрессе авторов произведений литературы и искусства, а затем продолжена на Конгрессах в Антверпене (1861 и 1877 гг.) и Париже (1878 г.). Были проведены три дипломатические конференции (1884, 1885, 1886 гг.). На последней конференции, проведенной в Берне, первоначальный текст международной конвенции об охране литературных и художественных произведений подписали представители Бельгии, Великобритании, Гаити, Германии, Испании, Италии, Либерии, Туниса, Франции и Швейцарии*(34).
В сентябре 1887 г. делегаты этих стран (за исключением Либерии) обменялись ратификационными грамотами, и в соответствии с предусмотренными первоначальным текстом Бернской конвенции положениями она вступила в силу спустя три месяца — 5 декабря 1887 г.
Государства, присоединившиеся к Бернской конвенции, образовали Бернский союз для охраны прав авторов на их литературные и художественные произведения.
В дальнейшем появление новых технических средств и способов использования произведений привело к тому, что первоначальный текст Бернской конвенции неоднократно пересматривался (на международных конференциях в 1896, 1908, 1914, 1928, 1948, 1967 и 1971 гг.) с целью совершенствования международной системы охраны авторских прав. Кроме того, в 1971 г. в текст Бернской конвенции был включен ряд правил, облегчающих распространение в развивающихся странах переводной литературы в учебных и научных целях.
Рассмотрим далее основные направления постепенной эволюции Бернской конвенции в ходе многочисленных пересмотров.
Так, уже на первой конференции по пересмотру Бернской конвенции, состоявшейся в Париже в 1896 г., делегации ряда стран выразили стремление повысить уровень охраны авторских прав.
Поэтому на Берлинской конференции 1908 г. были почти полностью пересмотрены положения Бернской конвенции. В результате она приобрела форму, сохранившуюся до настоящего времени. Был значительно расширен круг охраняемых произведений (за счет хореографии и пантомимы, кинематографии, архитектуры и фотографии) и предусмотрен ряд новых прав, в частности право композиторов разрешать «адаптирование их произведений для исполнения аппаратами механического воспроизведения и публичное исполнение этими аппаратами». Расширились также правила, регламентирующие право на перевод: оно признавалось в течение всего срока действия охраны без каких-либо ограничений.
Именно на Берлинской конференции в Бернскую конвенцию были внесены положения о невозможности ставить охрану авторских прав в зависимость от соблюдения каких-либо формальностей, даже если они существуют в стране первой публикации (в первоначальном тексте Бернской конвенции в редакции 1886 г. охрана авторских прав ставилась в зависимость от условий выполнения формальностей, предусмотренных в стране первой публикации).
Берлинская конференция 1908 г. установила срок охраны авторского права в течение жизни автора и 50 лет после его смерти.
Одним из новых положений, принятых на Римской конференции 1928 г., стало признание за обладателем авторского права правомочия на трансляцию его произведения по радио. Кроме того, уровень охраны авторских прав был значительно повышен за счет включения в перечень охраняемых произведений устных литературных произведений (лекций, речей, проповедей и т.п.), а также за счет признания личных неимущественных прав автора, которые сохраняются за ним независимо от любой передачи имущественных прав. Вместе с тем в дополнительной статье (2bis) государствам предоставлялась возможность исключать из числа объектов охраны политические доклады и речи, произнесенные в ходе судебных процессов, а также определять условия, при которых лекции, проповеди и речи могут использоваться в прессе.
Существенные изменения были внесены в Бернскую конвенцию на Брюссельской конференции 1948 г.: во-первых, была достигнута наиболее полная унификация положений национальных законодательств государств, участвующих в Союзе, а во-вторых, положения Бернской конвенции стали соответствовать новым условиям научно-технического прогресса в сфере использования охраняемых авторским правом произведений. Была принята новая редакция ст. 27, которая устанавливала, что в случае неурегулированности путем переговоров споров, которые могут возникнуть между государствами-членами по толкованию или применению Бернской конвенции, они должны быть переданы в Международный суд, если стороны не договорились об ином способе их разрешения. При этом страна-истец должна была сообщить о споре исполнительному органу Бернского союза, который, в свою очередь, должен проинформировать об этом остальных членов союза. Именно императивный характер данного положения об обязательной юрисдикции Международного суда стал основной причиной, по которой государства, ранее присоединившиеся к предыдущему тексту Бернской конвенции, не ратифицировали ее Брюссельский текст*(35).
Результатом работы Стокгольмской конференции 1967 г. стал Стокгольмский протокол, отразивший в определенной мере проблемы развивающихся стран и предоставивший им значительные преимущества по сравнению с ранее действовавшим текстом Бернской конвенции.
На Стокгольмской конференции, кроме того, были усовершенствованы критерии применимости Бернской конвенции, уточнены понятия «страна происхождения» и «выпуск в свет», дополнен перечень авторских правомочий правом автора на воспроизведение, уточнены режим кинематографических произведений и правила охраны личных прав автора, продлен срок действия охраны некоторых авторских правомочий.
Разработка положений, касающихся преимуществ, которые предоставлялись развивающимся странам, продолжалась на Парижских конференциях 1971 г. по одновременному пересмотру Бернской конвенции и Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г., в ходе которых были подготовлены новые компромиссные решения.
В настоящее время Бернская конвенция действует в редакции Парижского акта от 24 июля 1971 г. с изменениями от 28 сентября 1979 г.
В течение более ста лет Бернская конвенция благодаря постоянному совершенствованию ее положений продолжает оставаться важнейшим основополагающим международным договором в области авторского права.
Бернская конвенция охраняет любые произведения в области литературы, науки и искусства вне зависимости от формы и способа их выражения. Цель Конвенции, как говорится в ее Преамбуле, состоит в обеспечении возможно более эффективным и единообразным путем охраны прав авторов на их литературные или художественные произведения.
Бернская конвенция основывается на трех основных принципах:
1) принцип национального режима — каждое участвующее государство должно предоставлять произведениям, созданным в других государствах-участниках, такую же охрану, какую оно предоставляет произведениям своих граждан;
2) принцип автоматической охраны — предоставление охраны не зависит от соблюдения каких-либо формальностей (условий регистрации, депонирования и т.д.);
3) принцип минимальных стандартов — законы каждого государства должны обеспечивать некоторые основные гарантированные базовые уровни защиты авторских прав.

————————————————————————¬
¦ Основные принципы Бернской конвенции ¦
LT————————————————————————
¦
¦ ——————————————————————-¬
+->¦ Принцип национального режима ¦
¦ L——————————————————————-
¦
¦ ——————————————————————-¬
+->¦ Автоматическое предоставление охраны в силу факта создания ¦
¦ ¦ произведения, отсутствие формальностей ¦
¦ L——————————————————————-
¦
¦ ——————————————————————-¬
L->¦ Закрепление минимальных стандартов охраны ¦
L——————————————————————-

Иногда в качестве принципов Бернской конвенции выделяют также:
— принцип независимости охраны, в соответствии с которым обладание предоставленными правами и их осуществление не зависят от существования охраны в стране происхождения произведения (за исключением специально предусмотренных Конвенцией случаев);
— принцип ретроактивной охраны, согласно которому охрана в течение предусмотренных Конвенцией и законодательством сроков должна предоставляться независимо от даты присоединения страны к Бернской конвенции. Подробнее вопросы ретроактивной охраны освещаются при рассмотрении ст. 18 Бернской конвенции.
Страна, участвующая в Бернской конвенции, обязана предоставить национальный режим без сравнения уровней охраны в других странах. В то же время Конвенция, требуя обеспечить национальный режим охраны авторских прав, не препятствует более широкой охране и защите авторских прав, чем предусмотрено ее нормами.
Бернская конвенция обязывает каждое участвующее в ней государство принимать необходимые меры для реализации ее положений в соответствии с национальным законодательством.
Бернская конвенция не устанавливает единого, общего исключительного права на произведение, предусматривая обязательность предоставления авторам и иным правообладателям только отдельных, минимально гарантируемых исключительных полномочий в отношении отдельных видов действий. Каждое государство может расширять круг предоставляемых прав и сферу их действия, но не должно снижать уровень охраны по сравнению с гарантируемым Бернской конвенцией.
К числу основных прав авторов, которые специально предусматриваются и гарантируются Бернской конвенцией, относятся:
1) право на перевод (ст. 8);
2) право на воспроизведение любым образом и в любой форме, включая любую звуковую или визуальную запись (ст. 9);
3) право на публичное представление драматических, музыкально-драматических и музыкальных произведений (ст. 11);
4) право на передачу в эфир или публичное сообщение средствами беспроволочной и проволочной связи с помощью громкоговорителя или другого подобного аппарата (ст. 11bis);
5) право на публичное чтение (ст. 11ter);
6) право на переделки, аранжировки и другие изменения произведения (ст. 12);
7) право на кинематографическую переделку и воспроизведение произведений (ст. 14).
Так называемое право долевого участия (право следования), предусмотренное ст. 14ter в отношении оригиналов произведений искусства и оригиналов рукописей, является факультативным и применяется только в тех случаях, если это предусмотрено национальным законодательством.
Наряду с имущественными правами в Бернской конвенции в ст. 6bis предусматриваются личные неимущественные права автора («моральные права») — право автора требовать признания авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному посягательству на произведение, которые способны нанести ущерб чести и репутации автора (неимущественные права).
Для некоторых произведений Бернская конвенция предусматривает положения о факультативной охране, т.е. устанавливает, что каждое государство — участник Конвенции само определяет, в какой степени оно решит обеспечить охрану:
1) официальным текстам законодательного, административного и судебного характера и официальным переводам таких текстов (п. 4 ст. 2);
2) произведениям прикладного искусства и промышленным рисункам и образцам (п. 7 ст. 2);
3) лекциям, обращениям и другим произведениям, произнесенным публично (п. 2 ст. 2bis);
4) произведениям народного творчества (п. 4 ст. 15).
В Бернской конвенции содержится комплекс положений, предусматривающих различные ограничения исключительных прав, которые закреплены в качестве минимального уровня охраны. Например, предусматриваются:
— возможность ограничения охраны политических речей и речей, произнесенных на судебных процессах (п. 1 ст. 2bis);
— возможность использования охраняемых произведений в оговоренных случаях без разрешения обладателей авторского права и без выплаты вознаграждения за такое использование — так называемое свободное использование произведений, в том числе воспроизведение произведений в особых случаях (п. 2 ст. 9);
— использование цитат из произведений и произведений в качестве иллюстративного материала в целях обучения (ст. 10);
— воспроизведение статей в газетах или журналах по текущим событиям (ст. 10bis Бернской конвенции);
— создание записей краткосрочного пользования (п. 3 ст. 11bis).
Как правило, почти все такие исключения основаны на принципе «использования в соответствии с добрым обычаем».
В Бернской конвенции предусматриваются два случая установления так называемых «принудительных лицензий»:
— в отношении передачи в эфир или публичного сообщения «по проводам или средствами беспроволочной связи, а также с помощью громкоговорителя или любого другого аналогичного аппарата» (п. 2 ст. 11bis);
— в отношении права записи музыкальных произведений (п. 1 ст. 13).
Такая система, в соответствии с которой исключительное право на выдачу разрешения на совершение того или иного действия может сводиться только к праву на получение вознаграждения, известна как система принудительного лицензирования. Эти лицензии называются принудительными, так как являются результатом применения закона, а не использования обладателем авторского права своего исключительного правомочия давать разрешение на соответствующее использование своего произведения.
Кроме того, в отношении исключительного права на перевод Бернская конвенция предоставляет возможность присоединяющимся к ней развивающимся странам сделать специальную оговорку в соответствии с так называемым «правилом десяти лет» (п. 2 (b) ст. 30).
Присоединение Российской Федерации к Бернской конвенции — один из важнейших этапов на пути интеграции Российской Федерации в современную систему международной охраны авторских прав.
При присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции в 1995 г. была сделана специальная оговорка, в соответствии с которой генеральный директор ВОИС был уведомлен, что «действие Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений не распространяется на произведения, которые на дату вступления этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже являются на ее территории общественным достоянием»*(36), однако с принятием в 2004 г. изменений к Закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» данная оговорка, связанная с решением проблем предоставления ретроактивной охраны, потеряла свою актуальность.
Согласно ст. VII Всемирной конвенции об авторском праве ее положения не распространяются на произведения, охрана которых в присоединяющемся к Конвенции государстве «окончательно прекратилась или никогда не существовала», поэтому на основании Всемирной конвенции об авторском праве в Российской Федерации произведения авторов других стран — участников этой Конвенции охраняются в том случае, если эти произведения были впервые опубликованы после даты присоединения к ней Российской Федерации, т.е. после 27 мая 1973 г., при условии что к этому моменту страна происхождения произведения также была членом Всемирной конвенции об авторском праве.
В п. 1 ст. 28 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» до внесения изменений в 2004 г. в соответствии с положениями Всемирной конвенции об авторском праве предусматривалось, что перешедшими в общественное достояние считаются не только произведения, срок действия авторского права на которые истек, но и произведения, которым на территории Российской Федерации «никогда не предоставлялась охрана», в частности произведения иностранных авторов при отсутствии соответствующего международного договора.
Совершенно другое положение предусмотрено в Бернской конвенции, закрепляющей намного более высокий уровень охраны авторских прав. Так, согласно ст. 7 и 18 охране подлежат все произведения, в том числе и впервые опубликованные до момента присоединения к Бернской конвенции, если с момента смерти автора прошло менее 50 лет, а возможные исключения из этого правила ограничены специальными положениями ст. 18 Бернской конвенции. С принятием в 2004 г. изменений к Закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» данное противоречие было устранено.
Бернская конвенция включает Преамбулу, 38 основных и 6 дополнительных статей, содержание которых рассматривается далее.
Как уже отмечалось, в Преамбуле Бернской конвенции содержится указание на то, что ее целью является обеспечение странами — участницами Конвенции эффективной и единообразной охраны авторских прав на литературные и художественные произведения.
При ознакомлении с текстом Бернской конвенции следует учитывать, что формулировки и нумерация статей, даже содержащих одинаковые правовые нормы, существенным образом отличаются в различных редакциях Бернской конвенции. Каждой статье Бернской конвенции и Дополнительного раздела к ней традиционно предпосылаются заголовки для удобства пользования текстом, а сами тексты Бернской конвенции сопровождаются содержанием. В подписанном тексте Бернской конвенции заголовки статей и содержание отсутствуют.
В ст. 1 Конвенции декларируется, что «страны, к которым применяется настоящая Конвенция, образуют Союз для охраны прав авторов на их литературные и художественные произведения». Об образовании государствами, участвующими в Бернской конвенции, специального Союза (Бернский союз) для охраны прав авторов на их литературные и художественные произведения было объявлено при принятии Бернской конвенции на Конференции 1886 г.
Страны, присоединяющиеся к Бернской конвенции в предусмотренном порядке, становятся членами Бернского союза, который в настоящее время является одним из важнейших международных союзов, административные функции в отношении которых выполняет ВОИС.
В Союз, который основывается на Бернской конвенции, входят все страны, присоединившиеся к этому международному договору, закладывающему основы международной системы охраны авторских прав.
Создание Союза привело к ряду важных последствий, среди которых можно отметить, в частности, следующие:
1) представляя данный международный договор всему миру, его составители сразу подтвердили универсальный характер Бернской конвенции;
2) при этом подтвердилась также недопустимость какой-либо дискриминации. Страны Союза не могут ни отказать какой-либо стране в присоединении, ни требовать исключения какой-либо страны на том основании, что в ней установлен меньший уровень охраны авторского права. Граждане стран-участниц получают без всяких условий в каждой стране-участнице тот режим, который имеют граждане этой страны;
3) появилась возможность создать единое образование с административной и финансовой точек зрения.
Используемое в Бернской конвенции понятие «литературные и художественные произведения» охватывает не только произведения литературы и изобразительного искусства, но и любые иные произведения литературы, науки и искусства (музыкальные, драматические, хореографические, кинематографические, архитектурные, фотографические и т.д.), вне зависимости от формы и способа их выражения.
В ст. 2 Бернской конвенции содержится примерный неисчерпывающий (открытый) и имеющий исключительно иллюстративный характер перечень видов произведений, которым должна предоставляться охрана:
1) книги, брошюры и другие письменные произведения (романы, повести рассказы, стихи, фельетоны, трактаты, учебники и учебные пособия по различным дисциплинам, альманахи, ежегодники и т.п.). При этом следует учитывать, что охрана этих произведений возникает вне зависимости от их объема, назначения, формы и содержания;
2) лекции, обращения, проповеди и другие подобные произведения, т.е. так называемые устные произведения. Как правило, они не фиксируются в письменной форме, за исключением тех случаев, когда это целесообразно в общественных, образовательных или иных целях;
3) драматические и музыкально-драматические произведения (пьесы для театров, а при их музыкальном сопровождении — оперы, оперетты и т.д.);
4) хореографические произведения и пантомимы, например танцы, балеты и др.;
5) музыкальные сочинения с текстом или без него. К музыкальным произведениям с текстом относятся песни, гимны, оратории, арии, к музыкальным произведениям без текста — музыкальные пьесы, этюды, симфонии, сонаты;
6) кинематографические произведения, а также произведения, выраженные способом, аналогичным кинематографии, например кинофильмы (немые или озвученные): документальные, телевизионные, художественные, мультипликационные, видеофильмы;
7) рисунки, произведения живописи, архитектуры, скульптуры, графики и литографии. Эти произведения могут быть представлены как в двухмерной (рисунок, гравюра и литография), так и в трехмерной форме (скульптура, статуя, произведение архитектуры, монумент, инсталляция);
8) фотографические произведения, к которым приравниваются произведения, выраженные способом, аналогичным фотографии, например все виды фотографий независимо от объекта (портретные, пейзажные снимки, фоторепортажи и др.). В законодательствах некоторых стран определены условия отнесения фотографических произведений к числу объектов, охраняемых авторским правом;
9) произведения прикладного искусства: различные украшения, ювелирные изделия, мебель, обои, одежда, утварь, музыкальные инструменты, орнаменты и т.п.;
10) иллюстрации, географические карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топографии, архитектуре или наукам. Данный перечень не требует дополнительных пояснений.
В настоящее время согласно положениям ст. 4 ДАП и п. 1 ст. 10 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение TRIPS) программы для ЭВМ (в форме исходного текста и объектного кода) подлежат авторско-правовой охране как литературные произведения.
Открытый перечень литературных и художественных произведений позволяет странам Союза относить к охраняемым авторским правом и другие виды произведений в области литературы, науки или искусства. Например, в государствах англосаксонской правовой системы такими произведениями являются звуковые записи (на различных видах материальных носителей), а также передачи вещательных организаций. При этом следует отметить, что эти факты не накладывают обязательств по предоставлению подобной охраны в других странах Союза.
Кроме того, в рассматриваемом пункте не устанавливаются критерии охраны произведения авторским правом. Как показывает практика, такие критерии (наличие творческого характера деятельности по созданию или оригинальности произведения) определяются национальными законодательствами стран Союза.
Положения Бернской конвенции распространяются на научные произведения, которые охраняются авторским правом не из-за их содержания, носящего научный характер, а из-за того, что они существуют в форме рукописей, книг, кинофильмов. Упоминание о них включает эти произведения в сферу действия данной Конвенции и обеспечивает предоставление им охраны вследствие характерной для них формы выражения.
Авторским правом не предусматривается возможность охранять идеи как таковые, однако после их разработки и выражения возникает охрана формы выражения этих идей.
Предусмотренная независимость охраны произведения от способа и вида формы его выражения свидетельствует о том, что для охраны не существенно, в устной или письменной форме данное произведение будет представлено для всеобщего сведения.
То же относится и к вопросу о достоинствах (недостатках) и назначении произведения — для предоставления ему охраны эти понятия не имеют значения, предоставляемая охрана не ставится в зависимость от наличия или отсутствия у произведения каких-либо особых достоинств.
Используемую в Бернской конвенции формулировку «литературные и художественные произведения» не следует рассматривать в качестве устанавливающего две различные категории произведений, несмотря на очевидные различия, наблюдаемые при создании таких произведений. Словесная форма выражения литературного произведения, являющаяся предпосылкой возникновения авторского права на произведение, как правило, возникает на основе ранее составленного автором плана или даже без его составления. При создании же художественного произведения его план (макет, эскиз и т.п.) сам по себе уже есть объект авторско-правовой охраны. Музыкальные произведения могут относиться как к художественным произведениям (если они выражены в виде совокупности только звуков), так и одновременно к художественным и литературным произведениям (если звуки сопровождаются словами, например в песне), а кроме того, к литературным произведениям (если они выражены в форме нотной записи со словами или без них на бумажном носителе).
В п. 2 ст. 2 Бернской конвенции предусматривается возможность поставить охрану произведений или каких-либо определенных категорий произведений в зависимость от того, закреплены ли они в той или иной материальной форме: «законодательством стран Союза может быть предписано, что литературные и художественные произведения или какие-либо определенные их категории не подлежат охране, если они не закреплены в той или иной материальной форме».
Такие исключения были предусмотрены предыдущими редакциями Конвенции в отношении произведений хореографии и пантомимы. Мнения об обязательности фиксации указанных произведений на материальном носителе в качестве условия предоставления им охраны обосновывались, в частности, опасением, что без этого требования произойдет смешение охраны прав авторов с правами артистов-исполнителей. Однако требования закрепления в материальной форме как условия для охраны произведений хореографии и пантомимы были исключены из Конвенции.
Вместе с тем государствам-участникам разрешено сохранить этот принцип в национальных законодательствах как в отношении любого вида произведений, так и в отношении отдельных категорий. При этом учитывалось, что на момент последнего пересмотра Бернской конвенции законодательства некоторых стран-участниц, в частности, Великобритании, законодательство которой устанавливало, что необходима «письменная или иная материальная форма», и Ирландии, предусматривали в качестве условия предоставления охраны закрепление произведения в материальной форме, а законодательства Бельгии, Нидерландов, Италии, Люксембурга и Франции сохраняли это условие в отношении хореографии и пантомимы.
В соответствии с параграфом 106 раздела 17 Свода законов США чтобы получить охрану по статутному праву, произведение должно быть «зафиксировано в любой осязаемой форме… обеспечивающей его восприятие, воспроизведение или сообщение его другим лицам как непосредственно, так и с помощью какого-либо механизма или устройства». Однако Закон США об авторском праве 1976 г. уже защищает «все виды письменного, зрительного или звукового материала, которые зафиксированы в воспринимаемом способе выражения». Охраняется любой результат, характеризуемый наличием творчества и оригинальности, независимо от того, был ли материал опубликован.
Исключения, подобные приведенным выше, в российском законодательстве отсутствуют.
Необходимо учитывать, что возможность установления требования закрепления произведения в той или иной материальной форме не следует рассматривать как необходимость соблюдения каких-либо формальностей, которые согласно п. 2 ст. 5 Конвенции имеют административный характер. В данном же случае закрепление произведения в той или иной материальной форме есть доказательство факта существования произведения.
Согласно п. 3 ст. 2 Бернской конвенции переводам, адаптациям, музыкальным аранжировкам и другим переработанным (производным) произведениям должна предоставляться охрана наравне с оригинальными произведениями, но «без ущерба правам автора оригинального произведения».
Это положение означает, что при использовании производного произведения должны соблюдаться не только права лица, осуществившего перевод, аранжировку или иную переработку произведения, но и авторские права на оригинальное произведение, подвергшееся переводу или переработке. Таким образом, для правомерного использования переведенных или переработанных произведений договоры должны заключаться не только с авторами переводов или переработок либо их правопреемниками, но и с обладателями авторских прав на оригинальные произведения, подвергшиеся переводу или переработке.
Согласно п. 4 ст. 2 Бернской конвенции каждое государство-участник вправе по собственному усмотрению определять, в какой мере оно будет предоставлять охрану официальным текстам законодательного, административного и судебного характера и официальным переводам таких текстов.
Обычно исключение таких объектов из числа охраняемых произведений объясняется необходимостью обеспечить возможность их максимально широкого «публичного обращения», облегчить для всех граждан доступ к их содержанию.
Однако полное их исключение из сферы авторско-правовой охраны не предписывается Бернской конвенцией и не является единственно возможным вариантом решения проблем, связанных с необходимостью обеспечения для публики удобного доступа к ним.
Положения п. 5 ст. 2 Бернской конвенции о предоставлении составным произведениям — сборникам литературных и художественных произведений (энциклопедиям, антологиям и т.д.), являющимся по подбору и расположению материалов результатами творческой деятельности, охраны «без ущерба правам авторов каждого из произведений, составляющего часть таких сборников» аналогичны положениям, устанавливаемым той же статьей в отношении переводов и переработок произведений.
При использовании составного произведения (сборника), представляющего собой по подбору и расположению материалов результат творческой деятельности, должны соблюдаться как авторские права лиц, осуществивших такую деятельность (или их правопреемников), так и авторские права на каждое из произведений, включенных в это составное произведение (сборник). В частности, для правомерного использования составных произведений (сборников) договоры должны быть заключены не только с авторами данных составных произведений (сборников) или их правопреемниками, но и с каждым из обладателей авторских прав на каждое из произведений, включенных в составное произведение (сборник).
В соответствии с п. 6 ст. 2 Бернской конвенции охрана произведения должна осуществляться в пользу автора и его правопреемников: «Произведения, указанные в настоящей статье, пользуются охраной во всех странах Союза. Эта охрана осуществляется в пользу автора и его правопреемников».
В международных договорах и законодательствах большинства стран Союза, посвященных вопросам интеллектуальной собственности, перечисляются конкретные права, способы использования и (или) виды деятельности, которые не могут осуществляться третьими лицами без разрешения правообладателя.
В качестве своеобразного противовеса в Бернскую конвенцию включены положения, ограничивающие применение перечисленных прав. В частности, предусматривается возможность использования охраняемых произведений в оговоренных случаях без разрешения обладателя авторского права и без выплаты вознаграждения за такое использование — так называемого свободного использования произведений, а также установление принудительных лицензий, позволяющих использовать произведения с выплатой вознаграждения, но без получения разрешений от правообладателей.
Произведения прикладного искусства, в отношении которых п. 7 ст. 2 Конвенции допускает возможность закрепления особых положений, обычно охраняются авторским правом. Однако законодательства некоторых стран, например Канады и США, предусматривают охрану подобных произведений по правилам охраны объектов промышленной собственности (промышленных образцов).
Учитывая это обстоятельство, рассматриваемый пункт устанавливает, что каждое государство-участник вправе определить самостоятельно степень применимости национального законодательства об авторском праве к произведениям прикладного искусства и промышленным рисункам и образцам, а также условия предоставления охраны таким произведениям, рисункам и образцам.
Если национальное законодательство предоставляет охрану таким объектам нормами авторского права, оно может предусмотреть сокращенные сроки охраны авторских прав на них, однако такой сокращенный срок охраны не может быть короче 25 лет с момента создания соответствующего произведения (п. 4 ст. 7).
Для произведений, охраняемых в стране их происхождения исключительно в качестве промышленных рисунков и образцов, в других странах Бернского союза можно требовать предоставления только специальной охраны, которая предоставляется в этих странах промышленным рисункам и образцам, а не общей авторско-правовой охраны. Однако при отсутствии в какой-либо стране специальной охраны промышленных рисунков и образцов можно требовать в отношении соответствующих произведений охраны нормами авторского права независимо от положений законодательства страны происхождения.
Согласно п. 8 ст. 2 Конвенции предоставляемая охрана «не распространяется на сообщения о новостях дня или на сообщения о различных событиях, имеющих характер простой пресс-информации». Очевидно, что данное положение не ограничивает охрану произведений, в которых выражена такая информация, а имеет только пояснительное значение — речь идет о том, что сами сообщения, «имеющие характер простой пресс-информации», не должны рассматриваться в качестве объектов, охраняемых нормами авторского права.
Вопрос о том, относятся ли сообщения о новостях дня и о различных событиях к сообщениям, носящим исключительно характер простой пресс-информации, а поэтому не охраняемым нормами авторского права, может решаться судебными или иными органами каждой страны.
Наряду с закреплением минимального уровня охраны Бернская конвенция предусматривает также ряд возможных ограничений авторских прав, т.е. устанавливает основные случаи, в которых охрана любых или некоторых видов произведений может не предоставляться либо ограничиваться дополнительными условиями.
Так, ст. 2bis Бернской конвенции устанавливает возможные ограничения для двух групп произведений: «политических речей и речей, произнесенных в ходе судебных процессов» и «лекций, обращений и других произнесенных публично произведений того же рода».
Развитие средств массовой информации, новые технологические разработки первой половины прошлого столетия в области полиграфии и книгопечатания, кинематографии и радиовещания привели к появлению новых направлений и способов использования произведений. В связи с этим на состоявшейся в 1928 г. Римской конференции по изменению положений Бернской конвенции были приняты меры, обеспечивающие повышение уровня охраны авторских прав как за счет признания за обладателями этих прав новых правомочий в отношении радиотрансляции (вещания) их произведений, так и за счет включения в перечень охраняемых произведений устных литературных произведений (лекций, речей, проповедей и т.п.). Одновременно в дополнительной ст. 2bis Бернской конвенции участвующим в ней государствам предоставлялась возможность исключать из числа охраняемых авторским правом объектов политические доклады, речи, произнесенные в ходе судебных заседаний, а также определять условия, при которых произнесенные устно произведения (лекции, проповеди, речи и т.д.) могут быть использованы в прессе.
Согласно п. 1 ст. 2bis любая страна Союза вправе самостоятельно решать вопрос о том, будет ли на ее территории предоставляться охрана таким произведениям, как политические речи или речи, произносимые во время судебных процессов. Следует отметить, что Бернская конвенция не требует исключения таких произведений из охраны в обязательном порядке. Согласно ее положениям охрана подобных произведений может быть ограничена частично, т.е. сведена к праву на получение вознаграждения или ограничена для отдельных случаев использования.
Пункт 2 ст. 2bis предоставляет странам Союза возможность «установления условий», в соответствии с которыми лекции, обращения, доклады, выступления и другие подобные произведения могут использоваться в печатных средствах массовой информации, передаваться в эфир или по кабелю, публично сообщаться «с помощью громкоговорителя или любого другого аппарата, передающего знаки, звуки или изображения» (п. 1 ст. 11bis).
В то же время в соответствии с п. 3 ст. 2bis Конвенции исключения, предусматриваемые предыдущими пунктами указанной статьи, не распространяются на создание сборников таких произведений, подготовка которых может осуществляться только с согласия автора или его правопреемников. Очевидно, в данном случае речь идет не только о сборниках, являющихся составными произведениями, т.е. представляющих собой по подбору и расположению материала результат творческого труда, но и о любых других сборниках вне зависимости от наличия элементов творчества при их составлении.
Большинство стран — участниц Бернской конвенции, в том числе Российская Федерация, установили значительные ограничения в отношении охраны авторских прав на упоминаемые в рассматриваемой статье виды произведений.
При решении проблемы определения круга лиц, авторским правам которых должна предоставляться охрана, Бернская конвенция исходит из сочетания двух основных принципов: национального и территориального. В соответствии с первым принципом охрана должна предоставляться произведениям в зависимости от гражданства автора, а в соответствии со вторым — в зависимости от места первого опубликования произведения (независимо от гражданства автора). Данные принципы закреплены в п. 1 ст. 3 Бернской конвенции:
«(1) Охрана, предусмотренная настоящей Конвенцией, применяется:
(a) к авторам, которые являются гражданами одной из стран Союза, в отношении их произведений вне зависимости от того, опубликованы они или нет;
(b) к авторам, которые не являются гражданами одной из стран Союза, в отношении их произведений, впервые опубликованных в одной из этих стран или одновременно в стране, не входящей в Союз, и в стране Союза.
(2) Авторы, не являющиеся гражданами одной из стран Союза, но имеющие свое обычное местожительство в одной из таких стран, приравниваются для целей настоящей Конвенции к гражданам этой страны».
В начальный период своего существования Бернская конвенция подвергалась обоснованной критике, так как закрепляемый в ней территориальный принцип (подп. (b) п. 1 ст. 3 действующей редакции) отвечал прежде всего интересам издателей, книготорговых организаций и других пользователей, которые могли требовать охраны впервые опубликованных на территории стран — участниц Бернской конвенции произведений, вне зависимости от гражданства авторов. Например, до присоединения к Бернской конвенции США в 1989 г. произведения американских авторов, впервые опубликованные в любой стране — участнице Конвенции, пользовались охраной во всех странах Бернской конвенции. В то же время в США охрана авторам — гражданам стран, участвующих в Бернской конвенции, могла не предоставляться.
Следует, однако, отметить, что к настоящему времени в связи с присоединением к Бернской конвенции большинства стран мира отмеченное выше противоречие почти утратило свою актуальность. Кроме того, во время пересмотра Бернской конвенции на международной конференции в Стокгольме в 1967 г. в нее наряду с территориальным принципом был добавлен новый критерий для предоставления охраны — национальный принцип (или критерий гражданства). Расширение критериев применимости Бернской конвенции благоприятно сказалось на положении авторов, которые получили возможность публиковать свои произведения за пределами территории стран Бернского союза без опасения потерять признание авторских прав.
Национальный принцип предоставления охраны дает возможность произведению любого гражданина любой участвующей в Бернской конвенции страны пользоваться охраной во всех странах Бернского союза независимо от места его первой публикации, причем согласно подп. (а) п. 1 ст. 3 охрана прав авторов — граждан любой страны Бернской конвенции предусматривается в отношении как выпущенных в свет (опубликованных) произведений, так и не выпущенных в свет (неопубликованных).
Согласно п. 2 ст. 3 авторам, не являющимся гражданами одной из стран Бернского союза, но проживающим в одной из таких стран, должна предоставляться такая же охрана, как и авторам — гражданам соответствующей страны Бернского союза. То есть их произведения, как опубликованные, так и неопубликованные, охраняются на территории любой участвующей в Бернском союзе страны вне зависимости от места их первого опубликования в соответствии с национальным принципом предоставления охраны.
Если авторы не являются гражданами страны — участницы Бернской конвенции и не проживают в одной из участвующих в Конвенции стран, их права охраняются в соответствии с субсидиарно действующим территориальным принципом Бернской конвенции (подп. (b) п. 1 ст. 3 действующей редакции). Для получения охраны произведения таких авторов должны быть впервые выпущены в свет (опубликованы) в одной из стран Бернского союза либо одновременно выпущены в стране, не входящий в этот Союз, и в стране, входящей в него. Используемое в Бернской конвенции понятие «выпуск в свет» или «опубликование» имеет важное значение и для самой возможности истребования охраны, и для установления ее объема, поэтому определение этого понятия было включено непосредственно в текст Бернской конвенции (п. 3 и 4 ст. 3):
«(3) Под «опубликованными произведениями» следует понимать произведения, опубликованные с согласия их авторов, вне зависимости от способа изготовления экземпляров, при условии, что количество имеющихся в обращении экземпляров способно удовлетворить разумные потребности публики, принимая во внимание характер произведения. Не является опубликованием представление драматического, музыкально-драматического или кинематографического произведения, исполнение музыкального произведения, публичное чтение литературного произведения, сообщение по проводам или передача в эфир литературных или художественных произведений, показ произведения искусства и сооружение архитектурного произведения.
(4) Произведение считается опубликованным одновременно в нескольких странах, если оно было опубликовано в двух или более странах в течение тридцати дней после первой публикации».
Действующая редакция Бернской конвенции устанавливает ряд условий, которые необходимо соблюдать для того, чтобы произведение могло считаться опубликованным (выпущенным в свет):
1) должны быть изготовлены экземпляры произведения в материальной форме (следует отметить, что по данному вопросу мнения специалистов расходятся, так как сама Бернская конвенция не содержит определение понятия «экземпляр произведения»);
2) экземпляры произведения должны быть изготовлены обязательно с согласия автора;
3) экземпляры должны быть изготовлены в достаточном количестве — «способном удовлетворить разумные потребности публики, принимая во внимание характер произведения»;
4) изготовленные экземпляры произведения должны быть выпущены в обращение, т.е. быть доступными для широкой публики.
В п. 3 ст. 3 специально предусматривается, что выпуском в свет не могут признаваться:
— представление драматического, музыкально-драматического или кинематографического произведения;
— исполнение музыкального произведения, публичное чтение литературного произведения;
— сообщение по проводам или передача в эфир литературных или художественных произведений;
— показ произведения искусства и сооружение произведения архитектуры.
Очевидно, все эти случаи использования произведений не соответствуют указанным выше критериям признания произведения опубликованным, однако во избежание различных толкований такое пояснение было специально включено в текст Бернской конвенции. Разумеется, оно не устраняет неясности в самом определении «опубликование» (выпуск в свет), которое дается в Конвенции. Так, обычно считается, что выпуск в свет имеет место не только при издании значительного тиража литературного произведения, но и в таких случаях, когда распространению подлежит ограниченное количество копий фильмов для кинотеатров или партитур музыкальных произведений для оркестров.
Требования о выпуске экземпляров произведения в обращение обычно рассматривают как требования о передаче этих экземпляров любому лицу, пожелавшему их приобрести и выполнить условия, установленные лицом, распространяющим экземпляры (например, условие об оплате). Однако даже если экземпляры произведений передаются безвозмездно или лишь определенному кругу лиц, выпуск в свет все-таки имеет место при условии, что этот круг достаточно обширен. Кроме того, в случае если выпущено всего несколько экземпляров произведения без широкого их распространения, но эти экземпляры доступны для публики (например, для посетителей библиотек), выпуск в свет в данном случае также признается состоявшимся.
Включение в данное определение слов «принимая во внимание характер произведения» учитывает существующие различия между произведениями. Для выпуска в свет экземпляров одних произведений требуется их широкое распространение, например журналов по подписке, а для кинофильмов достаточно сдать несколько экземпляров, которые могут быть изготовлены для проката.
В п. 4 ст. 3 уточняется понятие одновременного опубликования (выпуска в свет) произведения в нескольких странах: опубликование (выпуск в свет) считается осуществленным одновременно в нескольких странах в том случае, если в любой из стран он был осуществлен не позднее 30 дней после первого выпуска в свет (опубликования) произведения.
Особенности кинематографических произведений, которые относятся к сложным, комплексным объектам, как правило, требующим для своего создания приложения творческих усилий многих лиц и привлечения значительных финансовых средств, вынудили создателей Бернской конвенции уделить им особое внимание в ст. 4, 14 и 14bis Конвенции. Подпункт (а) п. 1 ст. 4 предусматривает дополнительную возможность для предоставления охраны кинематографическим произведениям, изготовитель (производитель) которых имеет свою штаб-квартиру (если изготовитель — юридическое лицо) или обычное местожительство (если изготовитель — физическое лицо) в одной из стран Бернского союза, даже если не выполняются критерии, установленные в ст. 3 Бернской конвенции. Таким образом, охрана кинематографического произведения устанавливается, даже если авторы кинематографического произведения не являются гражданами участвующих в Бернской конвенции стран, не имеют обычного местожительства ни в одной из таких стран и произведение оказывается впервые опубликованным за пределами территории стран Бернского союза.
Редакция данной статьи обеспечивает предоставление охраны кинематографических произведений, созданных в результате совместного производства, если один из изготовителей имел свою штаб-квартиру или местожительство в стране — участнице Бернского союза.
Статья 4 Бернской конвенции предусматривает также, что при невыполнении условий, установленных ст. 3, охрана предоставляется произведениям архитектуры, если они сооружены в одной из стран Бернского союза, а также любым другим художественным произведениям, которые являются частью здания или иного сооружения, расположенного в какой-либо из стран этого Союза.
При пересмотре Конвенции в Стокгольме отмечалось, что дополнительный критерий, установленный рассматриваемой статьей, применим лишь к оригиналам произведений архитектуры или других художественных произведений, являющихся частью здания или другого сооружения, поэтому охрана не может истребоваться, если в стране — участнице Бернского союза была создана копия такого произведения, а ее оригинал находится за пределами территории стран — участниц этого Союза.
Сложный и чрезвычайно важный по своему содержанию п. 1 ст. 5 Бернской конвенции предусматривает обязательство стран-участниц предоставлять авторам во всех странах Бернского союза, за исключением страны происхождения произведения: во-первых, права, предоставляемые авторам — гражданам страны, в которой испрашивается охрана (принцип национального режима), а во-вторых, права, дополнительно («особо») предоставляемые Бернской конвенцией (принцип «минимальных стандартов»):
«(1) В отношении произведений, по которым авторам предоставляется охрана в силу настоящей Конвенции, авторы пользуются в странах Союза, кроме страны происхождения произведения, правами, которые предоставляются в настоящее время или могут быть предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам, а также правами, особо предоставляемыми настоящей Конвенцией».
В соответствии с этим пунктом все авторы и иные обладатели авторских прав должны пользоваться одинаковым режимом охраны, т.е. не допускаются никакие предпочтения, преференции, преимущества в отношении авторов страны, в которой испрашивается охрана, по сравнению с зарубежными авторами и иными зарубежными правообладателями, кроме прямо предусмотренных в Бернской конвенции случаев. Предусматриваемый пунктом принцип равного режима должен строго соблюдаться не только судами, государственными органами, но и любыми другими организациями, в том числе осуществляющими управление авторскими правами на коллективной основе (так называемыми авторскими обществами).
Следует отметить, что положения данного пункта не предусматривают предоставление одинакового режима охраны во всех странах — членах Бернского союза, поскольку объем охраны в них различается. Поэтому в том случае, если законодательством какой-либо страны не предусмотрено какое-либо авторское право (особо не оговоренное в Бернской конвенции), авторы тех стран, где это право признается, не могут пользоваться им в этой стране.
В п. 2 ст. 5 заложен один из основных принципов Бернской конвенции — автоматического возникновения охраны или отсутствия формальностей как условия ее возникновения:
«(2) Пользование этими правами и их осуществление не связаны с выполнением каких бы то ни было формальностей; такое пользование и осуществление не зависят от существования охраны в стране происхождения произведения. Следовательно, помимо установленных настоящей Конвенцией положений, объем охраны, равно как и средства защиты, предоставляемые автору для охраны его прав, регулируется исключительно законодательством страны, в которой истребуется охрана».
Указанный принцип заключается в том, что пользование правами, охраняемыми в соответствии с требованиями Конвенции, и их осуществление не могут зависеть от выполнения каких-либо формальностей. При этом под формальностью понимается условие, от выполнения которого зависит существование права. Речь идет, прежде всего, об установленной национальным законодательством административной процедуре, невыполнение которой приводит к утрате авторского права. К формальностям относятся, в частности, депонирование произведения, его регистрация в государственном или ином компетентном органе, включая уплату регистрационных сборов.
Данное положение касается лишь тех прав, охрана которых осуществляется на основе Бернской конвенции. Такая охрана по своему характеру является автоматической, не связанной с соблюдением каких-либо формальностей и существует независимо от той охраны, которая предоставляется произведению в стране его происхождения. Это означает, что стране происхождения произведения предоставляется возможность свободно обусловливать существование или осуществление прав на какое-либо произведение такими условиями и формальностями, которые эта страна сочтет целесообразными. Данный вопрос отнесен исключительно к компетенции национального законодательства. Вместе с тем за пределами страны происхождения автор страны Бернского союза на основании положений рассматриваемого пункта вправе потребовать предоставление охраны во всех членах Бернского союза независимо от выполнения установленных в них формальностей.
На основании рассматриваемого пункта иностранные авторы имеют возможность пользоваться не только положениями национальных законодательств стран — членов Бернского союза об авторском праве, но и другими законодательными актами, в частности обеспечивающими защиту предоставляемых ему в этих странах прав.
Указанные в п. 1 ст. 5 правила дополняются положениями п. 3 той же статьи, в котором специально оговорено, что охрана в стране происхождения произведения регулируется ее внутренним законодательством, причем автор, не являющийся гражданином страны происхождения, пользуется в ней такими же правами, как и авторы — граждане этой страны.
Для общей характеристики действия сочетания двух главных принципов Бернской конвенции (принципа национального режима и принципа минимального уровня охраны, установленного самой Бернской конвенцией) следует рассмотреть возможные случаи истребования охраны и ее предоставления по правилам Бернской конвенции:
1) авторы, чьи права охраняются в соответствии с Конвенцией, пользуются во всех странах Бернского союза (за исключением страны происхождения произведения) национальным режимом охраны, а также правами, специально предоставленными Конвенцией, даже если законодательством страны, в которой истребуется охрана, такие права не предусмотрены. Например, если законодательство страны, в которой истребуется охрана, не предусматривает предоставление авторам права на передачу в эфир, иностранные авторы и их правопреемники могут требовать предоставления им такого права, основываясь непосредственно на положениях Бернской конвенции. В этих случаях авторам-иностранцам будет предоставлен не только национальный режим охраны, но и более благоприятный режим охраны по сравнению с авторами — гражданами соответствующей страны или другими иностранными авторами, выпустившими в свет свое произведение в данной стране. Льготный режим будет действовать также в отношении неопубликованных произведений иностранных авторов;
2) авторы, впервые опубликовавшие (выпустившие в свет) свои произведения в одной из стран Бернского союза, пользуются в этой стране теми же правами, которые установлены для авторов данной страны, без возможности непосредственного применения положений Бернской конвенции об «особо» предоставляемых правах. Такое правило согласно п. 3 ст. 5 Бернской конвенции действует как в отношении авторов, являющихся гражданами страны происхождения, так и в отношении авторов, не являющихся гражданами страны происхождения произведения, поскольку в стране происхождения им предоставляется национальный режим без прав, особо гарантируемых Бернской конвенцией. Следовательно, выбор страны, в которой осуществляется выпуск в свет произведения, существенным образом влияет на предоставляемый автору объем охраны в этой и других странах.
Таким образом, в любой стране Бернского союза, кроме страны происхождения, авторы пользуются национальным режимом охраны и правами, особо предоставленными Бернской конвенцией, а в стране происхождения произведения авторы могут требовать только предоставления национального режима.
Следует также обратить внимание на то, что в силу прямого указания, содержащегося в п. 3 ст. 5, охрана в стране происхождения произведения регулируется исключительно внутренним законодательством такой страны. Например, автор — гражданин Российской Федерации, чье произведение было впервые опубликовано (выпущено в свет) на ее территории, а также его правопреемники не смогут при истребовании охраны в Российской Федерации ссылаться на положения Бернской конвенции, они должны основывать свои требования исключительно на положениях национального законодательства Российской Федерации.
К настоящему времени подобные проблемы во многом утратили свою актуальность, так как установление Бернской конвенцией «минимальных стандартов», т.е. того минимального уровня охраны прав авторов и сроков их охраны, которые должны обеспечиваться странами-участницами, уже перенесено в национальные законодательства практически всех стран.
Понятие «страна происхождения» — один из важнейших терминов Бернской конвенции, определение которого существенно влияет на применение положений не только самой Бернской конвенции, но и ряда других международных договоров (Всемирной конвенции об авторском праве, Договора ВОИС об авторском праве 1996 г. и др.).
В п. 4 ст. 5 установлено несколько критериев, в силу которых произведение может пользоваться конвенционной охраной:
«(4) Страной происхождения считается:
(a) для произведений, впервые опубликованных в какой-либо стране Союза, — эта страна; для произведений, опубликованных одновременно в нескольких странах Союза, предоставляющих различные сроки охраны, — та страна, законодательство которой устанавливает самый короткий срок охраны;
(b) для произведений, опубликованных одновременно в какой-либо стране, не входящей в Союз, и в одной из стран Союза, — эта последняя страна;
(c) для неопубликованных произведений или для произведений, опубликованных впервые в стране, не входящей в Союз, без одновременного опубликования в какой-либо стране Союза, — та страна Союза, гражданином которой является автор, при условии, что
(i) в отношении кинематографических произведений, изготовитель которых имеет свою штаб-квартиру или обычное местожительство в какой-либо стране Союза, страной происхождения является эта страна, и
(ii) в отношении произведений архитектуры, сооруженных в какой-либо стране Союза, или других художественных произведений, являющихся частью здания или другого сооружения, расположенного в какой-либо стране Союза, страной происхождения является эта страна».
Один из критериев при определении страны происхождения произведения — географический (место первого выпуска в свет). При этом если произведение впервые было выпущено только в стране — члене Бернского союза, именно эта страна и станет страной происхождения произведения. Географический критерий (место первого выпуска в свет) в этом случае имеет преимущество перед гражданством или обычным местом жительства (критерий личности).
Если российский автор или автор, имеющий обычное место жительства на территории Российской Федерации, впервые опубликовывает свое произведение в другой стране — члене Бернского союза, то именно эта страна признается страной происхождения такого произведения. Так, страной происхождения для такого известного произведения, как роман Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго», впервые опубликованного в Италии, по правилам Бернской конвенции должна признаваться Италия, несмотря на гражданство и место жительства автора произведения.
Если произведение, охраняемое Бернской конвенцией в силу упомянутого выше географического критерия (места первого выпуска его в свет), выпускается в свет одновременно в какой-либо стране — члене Бернского союза и в стране, не входящей в состав Союза, страной происхождения будет страна — член Бернского союза.
В отношении произведений, охраняемых Бернской конвенцией в силу критерия личности (гражданства или обычного места жительства) и не выпущенных в свет или впервые выпущенных в свет за пределами территории стран — членов Бернского союза, предусмотрено, что страной происхождения произведения в этом случае будет страна, гражданином которой является автор. Данное положение справедливо не только в отношении гражданства, но и обычного места жительства (которое для целей Бернской конвенции приравнивается к гражданству). То есть страной происхождения может быть и страна, не являющая страной — членом Бернского союза, в которой автор имеет обычное место жительства.
Не предусмотрено охраны упомянутыми выше положениями неопубликованных произведений авторов, которые не являются ни гражданами стран — членов Бернского союза и не имеют обычного места жительства в них.
В подп. (с) приведены два исключения из правил, которые применяются в отношении неопубликованных произведений или произведений, впервые опубликованных за пределами стран — членов Бернского союза. Одно из них касается кинематографических произведений, страна происхождения которых определяется по обычному месту жительства его изготовителя или месту нахождения его штаб-квартиры (см. подп. (а) п. 1 ст. 4). Это правило применяется только к не выпущенным в свет произведениям или к произведениям, впервые выпущенным в свет вне территории стран — членов Бернского союза. Другое исключение касается произведений архитектуры и художественных произведений, являющихся частью зданий или сооружений. Установлено, что если архитектурное произведение сооружено в какой-либо стране — члене Бернского союза или художественное произведение размещено в этой стране, именно она и будет страной происхождения произведения независимо от гражданства архитектора или художника либо их обычного места жительства.
Наряду с установлением принципа национального режима Бернская конвенция предусматривает также специальные правила, позволяющие странам-участницам в определенных случаях применять ответные меры в отношении стран, не входящих в Бернский союз, ограничивая права, предоставляемые иностранным авторам, — так называемую клаузулу о репрессалии, принятую в 1914 г. и в настоящее время в несколько измененном виде закрепленную в ст. 6 Конвенции.
В соответствии с указанными положениями любая участвующая в Бернском союзе страна может ограничить охрану прав авторов — граждан страны — участницы Бернской конвенции, если такая страна не обеспечивает достаточной охраны прав на произведения авторов — граждан страны, принимающей такие «репрессивные» меры. По существу в данном случае принцип национального режима заменяется условием взаимности.
Такое ограничение охраны не распространяется на граждан других стран — членов Бернского союза, а также на авторов, имеющих свое обычное местожительство в других странах — членах Бернского союза вне зависимости от их гражданства.
Однако если под действие ограничения подпадают произведения, впервые выпущенные в свет на территории страны, в которой вводятся ограничения, то и другие страны — члены Бернского союза не обязаны предоставлять таким произведениям более широкую охрану, чем та, которая предоставляется им в стране выпуска в свет, введшей соответствующие ограничения.
Следует отметить, что положения данной статьи позволяют странам — членам Бернского союза вводить только ограничения охраны, но не полностью отказывать в ней.
Такое ограничение охраны не затрагивает «права, которые приобретены автором на произведение, выпущенное в свет в какой-либо стране — члене Союза до введения в действие такого ограничения» (п. 2 ст. 6) и может предприниматься только с соблюдением установленных Бернской конвенцией требований, а именно с обязательным письменным уведомлением Генерального директора ВОИС о странах, в отношении которых оно вводится, и о конкретных ограничениях, которым подвергаются права авторов.
Однако до настоящего времени такой возможностью, насколько известно, не воспользовалась ни одна страна — участница Бернской конвенции.
Статья 6bis Бернской конвенции посвящена вопросам охраны личных неимущественных прав авторов и гарантирует возможность требовать признания авторства, возражать против несанкционированных изменений и других действий, нарушающих права автора, а также защищать отдельные личные неимущественные права автора после его смерти:
«(1) Независимо от имущественных прав автора и даже после уступки этих прав он имеет право требовать признания своего авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора.
(2) Права, признанные за автором на основании предшествующего пункта, сохраняют силу после его смерти, по крайней мере, до прекращения срока действия его имущественных прав и осуществляются лицами или учреждениями, управомоченными на это законодательством страны, в которой истребуется охрана. Однако те страны, законодательство которых на момент ратификации настоящего Акта или присоединения к нему не содержит положений, обеспечивающих охрану после смерти автора всех прав, перечисленных в предшествующем пункте, могут предусмотреть, что некоторые из этих прав не сохраняют силы после смерти автора.
(3) Средства защиты для обеспечения прав, предоставляемых настоящей статьей, регулируются законодательством страны, в которой истребуется охрана».
Введение в текст Бернской конвенции положений об охране неимущественных прав авторов, «отделенных» от имущественных прав и остающихся за автором даже после того, как он передает любые свои имущественные права любым третьим лицам, явилось одним из наиболее важных новых положений, внесенных в Бернскую конвенцию на Римской конференции по ее пересмотру в 1928 г.
Признание Конвенцией личных неимущественных прав было негативно воспринято сначала представителями киноиндустрии, а затем и телевидения, поскольку производители кино- и телеиндустрии заинтересованы в возможности наиболее свободно изменять используемые ими произведения, приспосабливая их к собственным потребностям. Такое негативное отношение сохраняется относительно неимущественных прав авторов до настоящего времени. Так, например, Соглашение TRIPS, входящее в пакет соглашений о создании ВТО и регулирующее вопросы охраны прав интеллектуальной собственности, предусматривает для всех стран-участниц обязательность применения всех основных положений Бернской конвенции, кроме положений ст. 6bis, посвященной вопросам охраны личных неимущественных прав авторов.
В соответствии со ст. 6bis страны-участницы обязаны предоставлять авторам:
1) право требовать признания авторства на произведение;
2) право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству на произведение, которые способны нанести ущерб чести или репутации автора.
Практически автор реализует первое из упомянутых выше прав, помещая свое имя на экземплярах произведений. Этим правом он может распоряжаться как позитивно, так и негативно путем публикации произведения под псевдонимом или анонимно. При этом он может в любое время передумать и отказаться от псевдонима, заменив его своим подлинным именем. Автор может отказаться ставить свое имя на экземпляре произведения, которого он никогда не создавал. Никто не может присвоить имя иного лица на экземпляре произведения, которое это лицо никогда не создавало.
В отношении второго права следует отметить, что при переработке произведения права автора защищаются совершенно другим правом — на переработку. Это право относится к категории имущественных. Простое изменение произведения, не наносящее ущерба чести или репутации автора, также не может рассматриваться как нарушение неимущественных прав автора и регулируется им с помощью совершенно иных прав — имущественных.
Пункт 2 рассматриваемой статьи устанавливает, что неимущественные права автора должны действовать, по крайней мере, до прекращения действия имущественных прав на произведение.
После его смерти такие права могут осуществлять лица или организации, определяемые национальным законодательством государств — участников Бернской конвенции.
Конкретные средства защиты личных неимущественных прав автора определяются законодательством каждой страны — члена Бернского союза по собственному усмотрению.
Как правило, в относящихся к континентальной правовой системе странах, где произведение рассматривается как результат проявления индивидуальности его создателя, отражение и «продолжение» личности автора, признаются право автора на принятие решения об опубликовании (обнародовании) своего произведения, право на авторство, право на имя, право на защиту репутации или право на неприкосновенность произведения, право на отзыв произведения (изъятие его из обращения в любое время по усмотрению автора), а также в ряде случаев бессрочность охраны некоторых личных неимущественных прав.
В странах англосаксонской правовой системы используется более «прагматичный» подход: как правило, право на раскрытие содержания произведения предоставлено не только автору, но и суду (при конкретных обстоятельствах). После опубликования произведения автор не может требовать его изъятия из обращения, неимущественные права автора зачастую прекращают свое действие одновременно с имущественными, существует возможность судебного вмешательства в решение многих вопросов.
В соответствии с п. 3 рассмотренной статьи установлено, что средства защиты (гражданские или уголовные), которыми могут воспользоваться автор, его правопреемник или иные уполномоченные органы, регулируются национальным законодательством страны, в которой истребуется охрана. Практика свидетельствует, что определение санкции также отнесено к компетенции национального законодательства стран — членов Бернского союза.
Минимальный уровень охраны предусмотрен Бернской конвенцией не только в отношении предоставляемых автору прав, но и в отношении сроков их охраны.
Так, п. 1 ст. 7 Бернской конвенции определяет минимальный обязательный для всех стран Бернского союза срок охраны — 50 лет после смерти автора. Исключения из этого правила допускаются только в предусмотренных самой Конвенцией случаях. Установление такого срока обычно объясняется необходимостью обеспечить интересы детей и иных наследников автора в течение их жизни. В то же время ограничение срока охраны имущественных прав автора призвано обеспечить доступ к его произведениям широкой общественности. Такой подход, согласно принятым представлениям, должен содействовать процессам творчества и обеспечивать справедливый баланс между интересами авторов и всего общества.
Этот срок распространяется на имущественные права автора произведения, а в силу п. 2 ст. 6bis Конвенции — также и на неимущественные права авторов в качестве минимального срока их действия.
Предпринимались определенные шаги по увеличению данного срока, но при последнем пересмотре Конвенции (на Парижской конференции в 1971 г.) было признано, что дальнейшее продление срока не представляется пока возможным, поскольку в ходе присоединения к Брюссельскому акту многим странам уже пришлось увеличить ранее предоставляемый произведениям срок охраны в своих национальных законодательствах. Предлагаемое его увеличение затруднило бы присоединение к новой редакции Бернской конвенции.
Однако некоторые страны Бернского союза выразили желание, чтобы срок был увеличен, поскольку они уже согласились со сроком охраны, превышающим 50 лет после смерти автора. Многие страны увеличили этот срок путем специального продления в связи с войной («продление ввиду военного времени») в качестве компенсации за невозможность использовать произведение в период войны, а также на основе двусторонних соглашений по этому вопросу. Было выражено общее желание принять признаваемый всеми постоянный срок охраны. В итоге им было предложено начать переговоры между заинтересованными странами о заключении многостороннего соглашения, продлевающего срок охраны произведений. Сегодня существует тенденция к увеличению такого срока до 70 лет после смерти автора (согласно директиве Европейского Совета о согласовании сроков охраны авторских и смежных прав N 93/98/ЕС, законодательным изменениям в США, Японии и ряде других стран), но все-таки основным общепризнанным минимальным стандартом остается срок, закрепленный в рассматриваемой статье Бернской конвенции.
Исчисляя срок охраны со дня смерти автора, Конвенция объединяет произведение и его создателя. На сегодняшний день ни у кого не возникает сомнений, почему существует предел монополии автора и его наследников, поскольку всякое человеческое творение должно стать достоянием общественности для обогащения мировой культуры.
Традиционно выбор 50-летнего срока охраны авторских прав после смерти автора объясняется тем, что обычно он охватывает среднюю продолжительность жизни прямых потомков автора. Продолжительность сроков охраны для разных произведений будет различной, так как она будет зависеть от срока жизни самого автора.
Пункт 2 ст. 7 Бернской конвенции — первый среди положений, устанавливающих особые случаи, которые касаются срока охраны для отдельных видов произведений. В нем предусматривается возможность установления особых сроков охраны кинематографических произведений: «для кинематографических произведений страны Союза вправе предусмотреть, что срок охраны истекает спустя 50 лет после того, как произведение с согласия автора было сделано доступным для всеобщего сведения, либо — если в течение 50 лет со времени создания такого произведения это событие не наступит — что срок охраны истекает спустя 50 лет после создания произведения».
Поскольку авторские права на кинематографическое произведение чаще всего принадлежат его изготовителю (производителю), которым, как правило, бывает юридическое лицо, срок существования которого никак не сопоставим с продолжительностью жизни физического лица, то за странами — членами Бернского союза сохраняется право предусмотреть, что срок охраны истекает спустя 50 лет после того, как кинематографическое (аудиовизуальное) произведение с согласия автора стало доступным для всеобщего сведения. Одним из распространенных объяснений этого правила считается трудность практического применения в качестве точки отсчета даты смерти последнего из оставшегося в живых авторов аудиовизуального произведения, количественный состав которых в разных странах определяется по-разному. Понятие доступности для всеобщего сведения охватывает выпуск фильмов в обращение посредством распространения на материальных носителях и показ широкой публике в кинозалах или по телевидению. Важно также указать на то обстоятельство, что такая доступность для всеобщего сведения может осуществляться только с согласия автора, а любой показ, на который автор не давал согласия, не дает основания для начала исчисления срока охраны.
Необходимо, чтобы произведение стало доступным для всеобщего сведения не позднее 50 лет со времени его создания, в противном случае срок охраны истекает спустя 50 лет после создания произведения. Значение этого положения состоит в том, чтобы избежать предоставления слишком длительного срока охраны, что в случае, когда показ произведения в кинотеатрах или по телевидению вообще не состоится, приводило бы к бессрочности предоставляемой охраны.
Пункт 3 ст. 7 Конвенции устанавливает правила для определения срока охраны в тех случаях, когда произведение выпущено анонимно или под псевдонимом и личность автора произведения неизвестна, в связи с чем срок охраны не может быть основан на дате смерти автора, а начинает исчисляться с момента правомерного доведения произведения до всеобщего сведения:
«Для произведений, выпущенных анонимно или под псевдонимом, срок охраны, предоставляемой настоящей Конвенцией, истекает спустя пятьдесят лет после того, как произведение было правомерно сделано доступным для всеобщего сведения. Однако, если принятый автором псевдоним не оставляет сомнений в его личности, сроком охраны является срок, предусмотренный пунктом (1). Если автор произведения, выпущенного анонимно или под псевдонимом, раскроет свою личность в течение вышеуказанного срока, то применяется срок охраны, предусмотренный пунктом (1). Страны Союза не обязаны охранять произведения, выпущенные анонимно или под псевдонимом, в отношении которых есть все основания предполагать, что со времени смерти их автора прошло пятьдесят лет».
В данном случае в Бернской конвенции употреблено выражение «правомерно», а не «с согласия автора» для того, чтобы охватить те произведения, которые правомерно доводятся до всеобщего сведения без согласия автора (например, после его смерти), а также произведения фольклора.
В следующих двух случаях в отношении опубликованных анонимно или под псевдонимом произведений применению подлежит общий срок охраны произведения в течение 50 лет после смерти автора:
1) когда псевдоним, принятый автором, не оставляет сомнений в его личности;
2) когда автор произведения, выпущенного анонимно или под псевдонимом, раскрывает свою личность в течение 50 лет после опубликования произведения.
Кроме того, п. 3 позволяет странам — членам Бернского союза не охранять анонимное или выпущенное под псевдонимом произведение, если есть основание полагать, что их автор умер не менее 50 лет назад, что позволяет при соблюдении вышеуказанного условия публиковать древние рукописи или произведения искусства, чьи авторы оказываются неизвестны.
Пункт 4 ст. 7 предоставляет странам — членам Бернского союза возможность решать в своем внутреннем законодательстве вопросы, касающиеся длительности сроков охраны фотографических произведений и произведений прикладного искусства. Некоторые страны на протяжении длительного периода времени отказывались рассматривать фотографии в качестве произведений искусства. В отношении произведений прикладного искусства данное положение следует рассматривать вместе с п. 7 ст. 2 Бернской конвенции, в соответствии с которым за законодательством стран — членов Бернского союза сохраняется право определять степень применения их законов к произведениям прикладного искусства, которые должны охраняться авторским правом, и к другим произведениям, которые должны охраняться как промышленные образцы и рисунки, причем срок охраны таких произведений согласно положениям Конвенции не может быть короче 25 лет со времени создания этого произведения.
Согласно правилу, специально закрепляемому п. 5 ст. 7 Бернской конвенции, если факт, дающий основание для начала истечения срока охраны (смерть автора, создание произведения или иное событие, предусмотренное пп. 2, 3 или 4 рассматриваемой статьи), произошел в какой-либо день в течение календарного года, то отсчет окончания срока охраны произведения начнется только с 1 января следующего календарного года, т.е. охрана истечет только по окончании последнего дня (31 декабря) последнего года охраны. Предпочтение унифицированной точке отсчета перед определением точной даты было отдано по практическим соображениям.
Сроки, установленные Бернской конвенцией, определяют минимально допустимый период охраны произведений. Пунктом 6 ст. 7 Конвенции предусматривается, что страны — члены Бернского союза имеют право установить более длительные сроки охраны, но не имеют права устанавливать более короткие сроки. Исключения изданного правила допускаются только в случаях, предусмотренных пунктом 7 той же статьи, однако они были связаны только с различными этапами присоединения отдельных стран к редакциям Бернской конвенции, и в настоящее время они не имеют существенного значения.
Наконец, согласно п. 8 ст. 7 Конвенции «В любом случае срок определяется законом страны, в которой истребуется охрана; однако, если законодательством этой страны не предусмотрено иное, этот срок не может превышать срок, установленный в стране происхождения произведения». Данным пунктом закрепляется так называемое правило сравнения сроков, которое позволяет избежать неравноправного подхода, неизбежного при установлении разных сроков охраны в различных странах. В связи с установлением минимального срока как обязательного сопоставление делается только в отношении сроков, превышающих установленный срок, при этом применяется закон той страны, где истребуется охрана.
В случаях когда страной, в которой истребуется охрана, устанавливаются сроки охраны, превышающие минимальный срок, такая страна не обязана признавать за произведениями других стран возможность более длительного срока охраны, чем тот, который установлен страной происхождения произведения. С другой стороны, если законодательство этой страны устанавливает срок, превышающий тот, который установлен страной, где истребуется охрана, она не обязана обеспечивать более длительную охрану произведениям, чем это предусмотрено ее собственным законодательством в отношении произведений, создаваемых ее гражданами.
Правило сравнения сроков охраны не является обязательным, каждая страна может в своем внутреннем законодательстве определить, будет ли она его использовать для ограничения сроков охраны произведений. Так, если законодательством страны, где истребуется охрана, предусмотрен более длительный срок, чем в стране происхождения, он может быть применен в том случае, когда это допускается законодательством страны, в которой истребуется охрана. Рассматриваемое правило устанавливает право, а не обязанность страны применять сравнение сроков.
Положение ст. 7bis Конвенции определяют порядок исчисления минимального срока охраны произведений, созданных в соавторстве. В статье не дается определения понятия «произведение, созданное в соавторстве», однако при установлении особого порядка исчисления срока охраны предполагается, что созданное в соавторстве произведение рассматривается как некий единый результат совместной творческой деятельности нескольких авторов. При исчислении срока охраны такого произведения в соответствии с принципом его неделимости, цельности имеет значение только дата смерти последнего оставшегося в живых соавтора, так как нормативно урегулировать переход в общественное достояние такого произведения «по частям» было бы чрезвычайно сложно.
Статья 8 Бернской конвенции устанавливает первое из исключительных прав, которым пользуется автор, — право на перевод, т.е. право по собственному усмотрению осуществлять перевод или разрешать переводить свое произведение: «Авторы литературных и художественных произведений, охраняемых настоящей Конвенцией, в течение всего срока действия их прав на оригинальное произведение пользуются исключительным правом переводить и разрешать переводы своих произведений».
Данное право было признано за авторами с момента подписания Конвенции в 1886 г. и всегда признавалось в качестве одного из важнейших имущественных прав автора, но вместе с тем существовали определенные ограничения в отношении объема этого права и порядка его осуществления.
Право на перевод позволяет автору самому переводить произведение или доверить перевод другому лицу, которое может передать содержание и стиль оригинального произведения, что позволит читателю на языке перевода, насколько возможно, приблизиться при восприятии к оригиналу. Это право действует в течение всего срока действия имущественных прав автора на оригинальное произведение, однако необходимо отметить, что перевод, сделанный с разрешения автора, в свою очередь, охраняется как оригинальное произведение (п. 3 ст. 2).
В течение длительного периода Бернская конвенция не предусматривала общего права автора на воспроизведение произведения, хотя несомненно, что именно право на воспроизведение так или иначе затрагивается в большинстве случаев использования произведений. Право на воспроизведение как общее правомочие автора было включено в текст Конвенции только на Стокгольмской конференции 1967 г., когда в большинстве национальных законодательств государств-участников оно уже предусматривалось.
Согласно ст. 9 Бернской конвенции:
«(1) Авторы литературных и художественных произведений, охраняемых настоящей Конвенцией, пользуются исключительным правом разрешать воспроизведение этих произведений любым образом и в любой форме.
(2) Законодательством стран Союза может разрешаться воспроизведение таких произведений в определенных особых случаях при условии, что такое воспроизведение не наносит ущерба нормальному использованию произведения и не ущемляет необоснованным образом законные интересы автора.
(3) Любая звуковая или визуальная запись признается воспроизведением для целей настоящей Конвенции».
Понятие «воспроизведение» не определяется в Бернской конвенции, которая ограничивается только общим указанием на то, что авторам принадлежит исключительное право разрешать воспроизведение любым образом и в любой форме.
Следует отметить, что положения Конвенции применимы в отношении любых произведений. Наиболее распространенной является точка зрения, согласно которой конвенционные нормы, в частности п. 1 рассматриваемой статьи, позволяют распространять их действие на любые объекты авторских прав, в том числе на компьютерные программы (программы для ЭВМ) и базы данных, представляющие собой по подбору и расположению материала результаты творческого труда. Кроме того, право на воспроизведение полностью применимо в отношении записи произведений в память ЭВМ.
В соответствии с п. 2 ст. 9 Бернской конвенции страны — члены Бернского союза вправе устанавливать в своем внутреннем законодательстве особые случаи свободного воспроизведения произведений без согласия обладателей авторских прав, представляющие собой исключение из общего права автора на воспроизведение произведения в любой форме и любым способом. Однако при этом обязательно должны соблюдаться сразу несколько устанавливаемых Конвенцией условий:
1) такие случаи должны быть точно определены, так как речь может идти только об «особых», исключительных случаях установления исключений;
2) свободное воспроизведение произведений в таких случаях не должно наносить ущерба нормальной эксплуатации произведения, т.е. его обычному использованию;
3) возможность свободного воспроизведения в таких случаях не должна необоснованным образом ущемлять законные интересы авторов, т.е. не только установление каждого исключения должно быть обосновано вескими социальными или иными причинами, но также в обязательном порядке должно учитываться, как их установление отразится на реализации прав авторов и иных правообладателей.
Воспроизведение произведений на основании установленных исключений из общего права на воспроизведение не должно противоречить обычному, нормальному их использованию. Сфера действия этих исключений должна быть ограничена только теми случаями, когда не существует возможности реализовать право на воспроизведение (например, воспроизведение физическими лицами в личных целях без использования технических средств) либо когда установление исключений не повлияет никоим образом на использование авторских прав (например, отдельные случаи фотокопирования произведений исключительно в научных или судебных целях).
В совокупности указанные условия образуют основу так называемого «трехшагового теста», согласно которому осуществляется проверка соответствия отдельных положений законодательства стран — участниц Бернской конвенции требованиям Бернской конвенции.
Разумеется, используемые в п. 2 критерии отличаются значительной степенью неопределенности («особые случаи», «нормальная эксплуатация произведения», «ущемляет необоснованным образом законные интересы автора»), что на практике приводит к различному толкованию конвенционных положений в разных странах. При использовании произведений (например, при их репрографическом воспроизведении с использованием современных копировально-множительных средств — принтеров, сканеров, ксероксов, а также при воспроизведении в личных целях в домашних условиях с помощью звуко- и видеозаписывающей аппаратуры), когда реализация исключительных прав авторов фактически невозможна, целесообразно установить альтернативные системы реализации прав, а также дополнительные системы компенсации ущерба, причиняемого авторами в результате такого использования (сборы с продавцов и изготовителей оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения произведений, различные варианты реализации прав на коллективной основе и т.д.).
Так, например, распространение современной звуко- и видеозаписывающей аппаратуры создало широкие возможности для воспроизведения аудиовизуальных произведений и фонограмм в личных целях. Вместе с тем п. 2 обязывает участвующие в ней страны не допускать воспроизведения произведений в личных целях, если такое исключение из права на воспроизведение не будет соответствовать определенным условиям, в частности причиняемый авторам ущерб не будет устранен или, по крайней мере, смягчен путем выплаты соответствующей компенсации.
Поскольку контроль за воспроизведением в личных целях аудиовизуальных произведений и фонограмм неосуществим, а запрет такого воспроизведения нецелесообразен, законодательства большинства стран предусматривают, что для его осуществления не требуется получение согласия от правообладателей, однако им должно выплачиваться соразмерное вознаграждение.
Такое вознаграждение за домашнее копирование должно собираться в пользу авторов, исполнителей и производителей фонограмм с изготовителей и импортеров записывающего оборудования и «чистых» носителей, предназначенных для воспроизведения аудиовизуальных произведений или фонограмм в личных целях (в домашних условиях). Изготовители и импортеры могут включать суммы выплачиваемого ими вознаграждения в стоимость своей продукции, тем самым перекладывая его уплату на отдельных потребителей, осуществляющих соответствующее воспроизведение.
В одних странах сбор такого вознаграждения осуществляется только с носителей, предназначенных для воспроизведения произведений в домашних условиях, в других — только с используемого для воспроизведения оборудования, а в третьих — как с оборудования, так и с носителей.
Вознаграждение за домашнее копирование, как правило, собирается организациями по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами, которые затем распределяют и выплачивают его правообладателям либо направляют для использования на социальные и культурные нужды.
Наконец, положение п. 3, принятое при Стокгольмском пересмотре 1967 г. и представляющее собой дополнение к п. 1 той же статьи, предназначено для исключения каких-либо сомнений: осуществление любой звуковой или визуальной записи произведения признается его воспроизведением.
Статья 10 Конвенции устанавливает ряд случаев, на которые не распространяется охрана прав, предусмотренных Бернской конвенцией, причем только часть из них устанавливается в императивной форме (п. 1), а возможность применения остальных отнесена на усмотрение стран — членов Бернского союза (п. 2):
«(1) Допускается цитирование произведения, которое уже было доведено до всеобщего сведения на законных основаниях, при условии, что оно осуществляется добросовестно и в объеме, оправданном поставленной целью, включая цитирование статей из газет и журналов в форме обзоров печати.
(2) Законодательством стран Союза и специальными соглашениями, которые заключены или будут заключены между ними, может разрешаться использование литературных или художественных произведений в объеме, оправданном поставленной целью, в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телевизионных передачах и записях звука или изображения учебного характера при условии, что такое использование осуществляется добросовестно.
(3) При использовании произведений в соответствии с предшествующими пунктами настоящей статьи указываются источник и имя автора, если оно обозначено на этом источнике».
Как и любое другое исключение из общего правила, допускаемые ст. 10 исключения должны толковаться строго ограничительно. Расширительное толкование этих исключений недопустимо.
Под цитатой понимается точная дословная выдержка из какого-нибудь текста, высказывания; в данном пункте понятие «цитата» означает включение одной или нескольких выдержек из произведений одного автора в произведение другого. То есть цитата представляет собой воспроизведение выдержек из какого-либо произведения для иллюстрации тезиса, подтверждения того или иного предположения, оспаривания какого-либо аргумента или же для критики цитируемого произведения. Следует отметить, что использование цитат относится не только к литературе, но и к кинофильмам, звукозаписям и т.п.
В соответствии с п. 1 ст. 10 допускается цитирование из произведения без согласия обладателей авторских прав при обязательном соблюдении следующих условий:
1) произведение, цитата из которого используется, должно быть правомерно сделано доступным для публики (выпущено в свет либо, хотя и не выпущено в свет, правомерно сообщено путем передачи в эфир, публичного исполнения или иным способом);
2) цитирование должно осуществляться с соблюдением «добрых обычаев», т.е. соответствовать как сложившейся практике, так и пониманию добросовестного использования для каждого из возможных случаев;
3) цитирование может осуществляться только в ограниченном объеме, оправданном целями, ради которых такое цитирование осуществляется.
В силу прямого указания Бернской конвенции к числу допустимых случаев свободного использования относится цитирование статей из газет и журналов в форме обзоров печати.
Пункт 2 ст. 10 Конвенции предоставляет государствам-участникам возможность разрешать использование произведений в качестве иллюстраций в печатных изданиях, радио- и телепередачах, звуко- и видеозаписях учебного характера в объеме, оправданном поставленной целью (т.е. целью обучения), и при условии соблюдения «добрых обычаев». С учетом этих условий указанное исключение может применяться как в отношении частей произведений (отрывков из произведений), так и в отношении использования произведений целиком. Однако необходимо еще раз подчеркнуть, что Бернская конвенция вовсе не настаивает на включении положений п. 2 в национальное законодательство государств-участников. Следует также отметить, что под словом «обучение» в данном пункте понимается обучение в просветительских учреждениях вне зависимости от форм собственности (государственные, муниципальные, частные), однако положения данного пункта не распространяются на научные исследования.
Согласно п. 3 рассматриваемой статьи дополнительным условием правомерного использования рассматриваемых исключений является также соблюдение требования об указании источника цитирования (издания книги, газеты, журнала и т.д.) и имени автора, если оно каким-либо образом было обозначено на использованном источнике цитирования. Данное положение обеспечивает соблюдение личного неимущественного права автора на имя.
Статья 10bis Бернской конвенции дополнительно к ст. 10 предоставляет государствам-участникам возможность предусматривать в национальных законодательствах исключения в отношении еще двух случаев использования произведений: во-первых, при использовании определенных статей и произведений, переданных в эфир, а во-вторых, в отношении произведений, которые становятся увиденными или услышанными при освещении текущих событий.
Так, согласно п. 1 указанной статьи страна — член Бернского союза может разрешить осуществление без согласия автора или иного правообладателя воспроизведение в прессе, а также передачу по радио или телевидению:
1) статей, посвященных текущим экономическим, политическим или религиозным вопросам и правомерно опубликованных в газетах или журналах;
2) иных произведений такого же характера, правомерно переданных в эфир.
Исключение, предусматриваемое п. 1, может устанавливаться только для тех случаев, когда перепечатка, передача в эфир или по кабелю упомянутых в ней статей и иных произведений не были специально запрещены правообладателями (например, путем размещения в издании уведомления о недопустимости перепечатки или иного использования без согласия обладателя авторских прав).
При использовании произведений на основании исключения, установленного в соответствии с п. 1, обязательно должен указываться источник, т.е. газета или журнал, в которых была размещена статья, или передача, в которую было включено произведение. Ответственность за несоблюдение этого требования должна устанавливаться национальным законодательством страны — члена Бернского союза. Положение данного пункта также предназначено для обеспечения соблюдения личного неимущественного права автора на имя.
Пункт 2 той же статьи предоставляет странам — членам Бернского союза возможность определить условия, при соблюдении которых допускается использование при освещении текущих событий произведений, ставших увиденными или услышанными во время таких событий (в том числе в ходе освещения демонстраций, митингов или других актуальных событий). К данным произведениям могут относиться, например, произведения архитектуры, изобразительного искусства, скульптуры, «фоновая» музыка и т.д. Допускаются их воспроизведение, использование в обзорах текущих событий с применением средств фотографии или кинематографии, передача по радио или телевидению, однако объем использования должен быть всегда ограничен информационной целью.
В ст. 11 Бернской конвенции закрепляются отдельные права в отношении драматических и музыкальных произведений:
«(1) Авторы драматических, музыкально-драматических и музыкальных произведений пользуются исключительным правом разрешить:
(i) публичное представление и исполнение своих произведений, включая публичное представление и исполнение, осуществляемое любыми средствами или способами;
(ii) сообщение для всеобщего сведения любыми средствами представления и исполнения своих произведений.
(2) Такие же права предоставляются авторам драматических или музыкально-драматических произведений в отношении переводов их произведений в течение всего срока действия их прав на оригинальные произведения».
Предусмотренное п. 1 ст. 11 исключительное право автора разрешать публичное представление (исполнение) его произведения относится к одному из основных авторских прав, гарантируемых Бернской конвенцией. Причем это право действует как в случаях непосредственного представления или исполнения произведения для публики, так и в случаях любой передачи представления (исполнения) произведения для всеобщего сведения с помощью любых средств.
Основное условие, при котором автор может требовать предоставления ему указанного права, — публичность представления (исполнения) его произведения. В Бернской конвенции это понятие не раскрывается и может по-разному интерпретироваться в законотворческой и правоприменительной практике разных государств. Однако при его определении следует учитывать публичный характер самого представления (исполнения), а не место, в котором оно осуществляется (театр, концертный зал, школа, дискотека, ресторан и т.д.), и не цели его осуществления (коммерческие или некоммерческие и т.д.).
В п. 2 указывается, что право автора на публичное представление (исполнение) его произведения действует также в отношении любого перевода его произведения, т.е. от автора должно быть получено не только разрешение на перевод произведения на другой язык, но и на любое последующее публичное представление (исполнение) переведенного произведения.
Несмотря на то что в ст. 11 Бернской конвенции говорится только о драматических, музыкально-драматических и музыкальных произведениях, ее положения могут распространяться, как это и сделано в законодательстве большинства развитых стран, на любые произведения, которые могут использоваться путем их публичного исполнения, в том числе рассказы и иные литературные произведения.
Развитие радио и телевидения привело к необходимости поиска на международном уровне единообразных решений ряда вопросов, связанных с использованием произведений в передачах телерадиовещательных организаций. В связи с этим уже на Римской конференции по пересмотру Бернской конвенции в 1928 г. было закреплено право разрешать автору передачу в эфир его произведения, а в дальнейшем к нему были добавлены различные дополняющие и производные от него права.
Действующая редакция Бернской конвенции предусматривает исключительное право автора разрешать (ст. 11bis):
1) любое публичное сообщение произведения с помощью средств беспроволочной связи, позволяющих передавать знаки, звуки или изображения (включая эфирное вещание);
2) любое публичное сообщение по проводам или средствами беспроволочной связи (включая эфирное или кабельное вещание) одной организацией произведения, ранее переданного в эфир другой организацией (кабельная или эфирная ретрансляция произведения, которое ранее было передано в эфир);
3) публичное сообщение переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или любого другого аналогичного технического средства, передающего знаки, звуки или изображения (при это имеется в виду, что такое техническое средство установлено в каком-либо общественном месте, доступном для публики, в отличие от упомянутых выше случаев эфирного или кабельного вещания, которое осуществляется преимущественно для индивидуального приема телерадиопрограмм отдельными лицами или семьями).
Следует отметить, что в каждом из перечисленных случаев предполагается, что сообщение будет иметь публичный характер: в частности, под передачами в эфир понимаются передачи различных программ, предназначенных для приема непосредственно широкой публикой.
Таким образом, за автором закрепляется комплекс прав, связанных с вещанием. Если даже автор разрешает телерадиовещательной организации использовать его произведение, например путем передачи в эфир, это не означает, что он тем самым санкционирует любое последующее использование его произведения (ретрансляцию, сообщение в публичных местах с помощью громкоговорителя, последующую запись переданного в эфир произведения и т.д.), для правомерного осуществления которого также необходимо согласие автора.
Общепризнано, что права, указанные в п. 1, охватывают также случаи прямого спутникового вещания, т.е. вещания с помощью спутника для целей индивидуального приема, которое согласно терминологии Бернской конвенции является одной из форм беспроводного сообщения для всеобщего сведения или «публичного сообщения».
Следует также отметить, что Конвенция допускает возможность установления различного регулирования для разных случаев кабельного вещания произведений. Так, если национальным законодательством не установлено иное, вещательной организации, получившей разрешение от автора передавать произведение в эфир, не обязательно получать разрешение от правообладателей для ретрансляции этого произведения по кабелю в том случае, когда такую ретрансляцию она осуществляет самостоятельно (в подп. (ii) п. 1 говорится только о кабельной ретрансляции иной организацией, чем первоначальная). Однако если кабельное распространение осуществляется не самой первоначальной организацией, получившей разрешение на передачу произведения в эфир, то автору в любом случае должно предоставляться право разрешать такую ретрансляцию.
Согласно п. 2 ст. 11bis Конвенции порядок и условия реализации прав, указанных в п. 1 той же статьи, могут быть определены государствами-участниками по собственному усмотрению. Однако любые ограничения этих прав будут действовать только в пределах территории, не должны ущемлять неимущественных прав авторов и должны в любом случае оставлять за авторами право на получение справедливого вознаграждения, размер которого устанавливается либо соглашением с правообладателями или иными уполномоченными лицами, в том числе национальными организациями по коллективному управлению авторскими правами, либо решением компетентного органа.
В п. 3 рассматриваемой статьи специально отмечается, что предоставление автором разрешения на использование его произведения путем передачи в эфир или иным способом, указанным в п. 1 той же статьи, не может рассматриваться как разрешение на запись (воспроизведение) переданного в эфир произведения, т.е. какую-либо его фиксацию с помощью технических средств. Исключение из права автора на воспроизведение может устанавливаться при этом только в отношении так называемых эфемерных записей, создаваемых вещательными организациями с применением собственных технических средств и для использования в собственных передачах. Такая запись может создаваться только для использования в течение короткого периода времени и в дальнейшем передаваться на хранение в официальные архивы в связи с ее документальным характером, т.е. исключительно для архивного хранения, а не для какого-либо последующего использования.
Статьей 11ter Бернской конвенции закрепляется ряд прав на литературные произведения, в частности исключительное право автора разрешать публичное чтение его литературного произведения. Законодательства многих стран мира не выделяют этого права автора из общего права разрешать публичное представление (исполнение) его произведений, т.е. публичное чтение произведения, как правило, признается его публичным исполнением, тем более что в ряде случаев трудно установить с достаточной степенью определенности различие между драматическими произведениями, право на публичное исполнение которых устанавливается ст. 11 Бернской конвенции, и литературными произведениями, о которых речь идет в настоящей статье, поскольку в Конвенции не определяется ни то ни другое понятие.
Особое право автора литературного произведения разрешать его публичное чтение было закреплено в Бернской конвенции на Брюссельской конференции в 1948 г., и с тех пор его формулировка подвергалась лишь незначительным уточнениям. Разумеется, Конвенция не предписывает странам — членам Бернского союза обязательно выделять это право из общего права на публичное исполнение (представление). Наоборот, существование такого общего права на публичное исполнение (представление) в гораздо большей степени гарантирует соблюдение интересов авторов, поскольку исключает необходимость формального разграничения близких категорий произведений и возникновение споров, связанных с неизбежной субъективностью при принятии таких решений для каждого конкретного случая.
Пунктом 1 установлено право автора разрешать не только публичное чтение его литературных произведений «любыми средствами или способами», но и контролировать передачу «чтения» для всеобщего сведения. Необходимо отметить, что под публичным чтением в данном пункте понимается как непосредственно чтение (например, с листа), так и чтение наизусть.
Пункт 2 той же статьи, добавленный при Стокгольмском пересмотре (1967 г.) Бернской конвенции, устанавливает, что авторы пользуются в отношении чтения переводов их литературных произведений такими же правами, какие предоставлены им в отношении чтения их оригинальных произведений. Данные положения полностью аналогичны положениям п. 2 ст. 11 Конвенции.
Как уже отмечалось, в соответствии с п. 3 ст. 2 Бернской конвенции охрана, предусмотренная для оригинальных произведений, распространяется также на так называемые производные произведения — адаптации, музыкальные аранжировки и другие переработки оригинальных литературных или художественных произведений. Производные произведения охраняются наравне с оригинальными произведениями, но «без ущерба правам автора оригинального произведения».
Наличие у авторов оригинальных произведений исключительных прав разрешать их переделки, аранжировки и иные переработки специально отмечается в ст. 12 Бернской конвенции: «Авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать переделки, аранжировки и другие переработки своих произведений».
Редакция ст. 12 была включена в текст Бернской конвенции при Брюссельском пересмотре (1948 г.). В этой статье закрепляется право автора контролировать переработку оригинального произведения в производное, например аранжировку оригинальной музыки, переработку романа в драматическое произведение, переработку драматического произведения в повествовательное, написание на основе драматического произведения сценария аудиовизуального произведения и т.д. Такие производные произведения должны создаваться только с согласия авторов оригинальных произведений.
Необходимо учитывать, что рассматриваемая статья и предоставляемое в соответствии с ней исключительное право автора разрешать переделку его произведения охватывают любые случаи переработки (переделки) произведений, осуществляемые любым способом и в любой форме. При этом общепризнано, что под переделкой понимается любая новая форма содержания произведения.
Таким образом, использование производного произведения должно осуществляться с согласия как автора такого производного произведения (аранжировки, переработки и т.д.), так и автора оригинального произведения или их правопреемников.
Действие этой статьи распространяется также на случаи, когда переработке подвергается производное произведение. В этом случае права автора производного произведения, в свою очередь подвергшегося переработке, охраняются точно так же, как права автора оригинального произведения.
Пункт 1 ст. 13 Бернской конвенции предоставляет возможность установления странами — членами Бернского союза исключений из общего права на воспроизведение путем введения системы принудительных лицензий в отношении звуковых записей музыкальных произведений с текстом или без него (так называемой механической записи музыкальных произведений). Такие принудительные лицензии могут быть введены только в отношении музыкальных произведений, а также в отношении сопровождающих их текстов, если автор этих произведений ранее разрешил использование его текстов вместе с музыкальным произведением.
При введении таких принудительных лицензий страны — члены Бернского союза обязаны обеспечить для авторов произведений, используемых на основании этих лицензий, право на получение справедливого вознаграждения, которое призвано компенсировать причиняемые авторам убытки. Размер такого «справедливого вознаграждения» должен определяться соглашением с авторами, а при отсутствии соглашения — устанавливаться органом, уполномоченным государством.
Пункт 2 ст. 13 представляет собой переходную норму, связанную с необходимостью учесть особенности ранее существовавших редакций Бернской конвенции.
Пунктом 3 устанавливается положение, в соответствии с которым любые экземпляры записей музыкальных произведений, сделанные на основании системы принудительных лицензий, существующей в какой-либо одной стране Бернского союза, в случае ввоза таких экземпляров без разрешения обладателей авторских прав в любую другую страну, где они считаются контрафактными (незаконными), подлежат аресту. Таким образом, действие принудительных лицензий ограничено только территорией вводящей их страны, и изготовление в одной стране на основании системы принудительных лицензий экземпляров записей музыкальных произведений не дает никакого законного основания для вывоза этих экземпляров в другие страны — члены Бернского союза.
Статья 14 Бернской конвенции устанавливает ряд положений, гарантирующих соблюдение прав авторов литературных и художественных произведений при создании и использовании аудиовизуальных произведений и предоставляющих им возможность контролировать дальнейшее их использование, в том числе при последующей переработке аудиовизуального произведения:
«(1) Авторы литературных и художественных произведений имеют исключительное право разрешать:
(1) кинематографическую переделку и воспроизведение своих произведений и распространение переделанных или воспроизведенных таким образом произведений;
(ii) публичное представление, исполнение и сообщение по проводам для всеобщего сведения переделанных или воспроизведенных таким образом произведений.
(2) Переделка в любую другую художественную форму кинематографических постановок, созданных на основе литературных или художественных произведений, требует разрешения авторов оригинальных произведений, вне зависимости от наличия разрешения авторов кинематографических постановок».
Положения данной статьи были включены в текст Конвенции при Стокгольмском пересмотре (1967 г.).
В соответствии с положениями п. 1 ст. 14 авторы произведений, использованных при создании аудиовизуальных произведений, имеют исключительное право разрешать «кинематографическую переделку», т.е. переработку для использования в аудиовизуальном произведении, а также последующее использование их при создании и использовании аудиовизуального произведения (воспроизведении, распространении, публичном исполнении, сообщении по проводам для всеобщего сведения).
Таким образом, Бернская конвенция устанавливает, что с авторами литературных и художественных произведений, используемых при создании аудиовизуальных произведений, должны быть согласованы не только вопрос о переработке их произведения для использования при создании аудиовизуального произведения (например, о переработке повести в сценарий), но и вопросы, связанные с последующим использованием аудиовизуального произведения (способы, территории, сроки и т.д.).
В данном пункте не упоминается о таком способе использования произведений, как передача в эфир (беспроволочными средствами). Однако это не означает, что у авторов литературных и художественных произведений, использованных при создании аудиовизуального произведения, отсутствует возможность контроля при таком способе использования, поскольку передача в эфир (беспроволочными средствами) охватывается положениями ст. 11bis Бернской конвенции.
Пункт 2 ст. 14 предусматривает, что переделка в любую другую художественную форму (драматическое или музыкально-драматическое произведение, комиксы и т.д.) аудиовизуального произведения, являющегося производным от литературного или художественного произведения (повесть, роман, серия рисунков и т.д.), допускается только с разрешения автора литературного или художественного произведения, использованного при создании аудиовизуального произведения. Данное правило распространяется на любые виды последующих переработок аудиовизуальных произведений.
В п. 3 специально отмечается, что в отношении прав, предусмотренных данной статьей, невозможно установление принудительных лицензий, допустимых в отношении звуковых записей музыкальных произведений с текстом или без текста в соответствии с п. 1 ст. 13 Конвенции. Литературные и художественные произведения при создании аудиовизуальных произведений и их последующем применении не могут использоваться без согласия автора. Страны — члены Бернского союза не вправе ограничивать права, предоставленные авторам в соответствии со ст. 14 Конвенции, только правом на получение вознаграждения.
Специальные положения, относящиеся к кинематографическим (аудиовизуальным) произведениям, установлены ст. 14bis Бернской конвенции. В данной статье речь идет о правах на само кинематографическое (аудиовизуальное) произведение и порядке определения обладателей авторских прав на такое произведение в целом.
В соответствии с п. 1 кинематографическое произведение подлежит охране как оригинальное. Обладатель авторского права на кинематографическое произведение пользуется теми же правами, что и обладатель авторского права на оригинальное произведение литературы или искусства, охраняемое в соответствии с Бернской конвенцией, в которой не содержится какого-либо определения кинематографического произведения. Однако в ст. 2 Конвенции указывается, что к кинематографическим произведениям «приравниваются произведения, выраженные способом, аналогичным кинематографии». В настоящее время происходит постепенная ассимиляция всех видов кинематографических произведений, однако по-прежнему не решен вопрос о различиях между кинематографическими и телевизионными произведениями, например при передачах, ведущихся непосредственно с места событий, трансляциях концертов, видеозаписей спектаклей и т.д.
Особый правовой режим для кинематографических произведений установлен во многих странах, хотя законодательства некоторых стран вообще о них как об особом объекте авторских прав не упоминают. Так, рассмотренная ранее ст. 2 Конвенции устанавливает, что охрана в соответствии с требованиями Бернской конвенции «осуществляется в пользу автора и его правопреемников». Такая формулировка позволяет учесть фактически любые правила, закрепляемые в отношении лиц, которым предоставляется охрана в качестве правопреемника автора по любому основанию, предусмотренному в национальных законодательствах каждой страны — члена Бернского союза, в частности позволяет обеспечить интересы любых лиц, к которым авторские права переходят на договорной основе.
Однако правила п. 2 ст. 14bis, регулирующие вопросы определения обладателей авторского права на кинематографические произведения, сформулированы по-другому: они позволяют национальным законодательствам не только устанавливать различные положения о переходе прав автора к производителям аудиовизуальных произведений, в том числе устанавливать в законодательстве различного рода презумпции о переходе авторских прав, но и признавать первоначальными обладателями прав на аудиовизуальное произведение его производителей (в том числе юридических лиц).
Согласно подп. (а) данного пункта проблема определения круга лиц — обладателей авторских прав на аудиовизуальное произведение должна решаться на основании положений законодательства страны, в которой истребуется охрана.
Сложность единообразного решения этого вопроса на международном уровне обусловлена тем, что при определении обладателей авторских прав на аудиовизуальные произведения национальные законодательства придерживаются разных подходов. Так, в странах англосаксонской правовой системы авторское право на аудиовизуальное произведение признается зачастую за кинопроизводителями, а в некоторых случаях — за авторами произведений, использованных при создании аудиовизуального произведения (авторами сценария, композиторами и т.д.), в то время как за режиссером-постановщиком авторское право может не признаваться. В европейских странах, как правило, авторами фильма признаются лица, принимавшие участие в его создании и осуществлявшие при этом творческую деятельность (в различных странах законодательно установленный круг таких лиц значительно различается), причем во многих странах возможность передачи авторских прав кинопроизводящей организации либо допускается, либо даже предполагается в силу установленной законодательством презумпции.
В результате одно и то же лицо в зависимости от того, в какой стране испрашивается охрана, может признаваться или не признаваться обладателем авторских прав на аудиовизуальное произведение.
Однако в соответствии с подп. (b) п. 2 ст. 14bis в странах Бернского союза, законодательство которых признает первоначальными обладателями авторских прав на аудиовизуальное произведение авторов, внесших творческий вклад в его создание, эти авторы, если они обязались внести творческий вклад в создание аудиовизуального произведения и если иное условие не предусмотрено соглашением с ними, не вправе препятствовать таким видам использования аудиовизуального произведения, как воспроизведение, распространение, публичное представление и исполнение, сообщение по проводам для всеобщего сведения, передача в эфир или любое иное публичное сообщение произведения, а также запрещать субтитрование и дублирование текста аудиовизуального произведения. То есть Бернская конвенция устанавливает презумпцию передачи авторами своих прав в отношении аудиовизуального произведения производителю этого произведения.
Таким образом, при использовании аудиовизуального произведения в стране, признающей авторское право на такое произведение за авторами, принимающими творческое участие в его создании, производитель аудиовизуального произведения сможет для защиты своих интересов ссылаться на установленную подп. (b) п. 2 презумпцию перехода прав на соответствующие способы использования аудиовизуального произведения.
Данная презумпция действует только при отсутствии соглашений с авторами об обратном, которыми могут быть предусмотрены иные условия.
Форма соглашений, заключаемых с авторами и устанавливающих их обязанность внести творческий вклад в создание аудиовизуального произведения (вследствие которой начинает действовать отмеченная выше презумпция), определяется согласно законодательству страны, в которой производитель аудиовизуального произведения имеет свою штаб-квартиру или обычное местожительство. Однако законодательство страны, в которой истребуется охрана, вправе закрепить обязательность соблюдения письменной формы этих соглашений, о чем такая страна обязана уведомить Генерального директора ВОИС, который, в свою очередь, доводит данную информацию до других стран — членов Бернского союза.
Указанная выше презумпция перехода прав, установленная подп. (b) п. 2 ст. 14bis Бернской конвенции, если иное не предусмотрено национальным законодательством страны, не применяется согласно п. 3 ст. 14bis в отношении авторов, вносящих основной творческий вклад в создание аудиовизуального произведения, — авторов сценария, диалогов и музыкальных произведений, созданных для аудиовизуального произведения, а также по отношению к режиссеру-постановщику аудиовизуального произведения.
Если национальное законодательство какой-либо страны — члена Бернского союза содержит положения, предусматривающие применение рассматриваемой презумпции перехода прав в отношении режиссера-постановщика аудиовизуального произведения, то такая страна обязана уведомить о наличии в ее законодательстве указанных положений Генерального директора ВОИС, который рассылает полученное уведомление другим странам — членам Бернского союза.
Статья 14ter Бернской конвенции устанавливает особое «право долевого участия» или «право следования» (droit de suite), согласно принятой в российском законодательстве терминологии, на произведения искусства и рукописи для авторов произведений изобразительного искусства, литературных (писателей) и музыкальных (композиторов) произведений. Такое право должно обеспечить для авторов получение дополнительного вознаграждения за счет «участия» в доходах от любой перепродажи оригиналов произведений изобразительного искусства или рукописей литературных либо музыкальных произведений (нотных записей). Введение «права следования» было обусловлено достаточно часто встречающимися ситуациями, когда авторы (преимущественно произведений изобразительного искусства) продавали оригиналы своих произведений за незначительное вознаграждение, а затем такие оригиналы перепродавались по цене, во много раз превышающей цену их приобретения.
В соответствии с положениями п. 1 рассматриваемой статьи после того как оригиналы произведений изобразительного искусства или рукописи литературных либо музыкальных произведений были отчуждены их авторами, при каждой их последующей продаже авторы вправе получать часть от выплаченной при их приобретении суммы. После смерти автора право на получение такого дополнительного вознаграждения переходит к лицам (как правило, к наследникам автора) или учреждениям, определяемым национальным законодательством страны — члена Бернского союза.
Необходимо учитывать, что данное право не установлено как обязательное, в связи с чем страны — члены Бернского союза могут решать, следует ли вводить это право в свое национальное законодательство.
Если законодательством страны, гражданином которой является автор, право долевого участия (право следования) не предусмотрено, то автор не пользуется этим правом ни в одной стране — члене Бернского союза.
Бернская конвенция не определяет ни порядка осуществления сборов дополнительного вознаграждения для авторов и иных лиц, пользующихся правом долевого участия (правом следования), ни размеров такого вознаграждения. Решение этих вопросов целиком отдано на усмотрение национальных законодательств тех стран, в которых испрашивается охрана (пп. 2 и 3 ст. 14ter Бернской конвенции).
Пункт 1 ст. 15 Бернской конвенции устанавливает так называемую презумпцию авторства: «Для того, чтобы автор охраняемых настоящей Конвенцией литературных и художественных произведений рассматривался, при отсутствии доказательства противоположного, как таковой и в соответствии с этим имел право обращаться в странах Союза в суд по поводу нарушения его прав, достаточно, если имя автора будет указано на произведении обычным образом. Настоящий пункт применяется, даже если это имя является псевдонимом, в том случае, если псевдоним, принятый автором, не оставляет сомнений в его личности». Таким образом, до тех пор, пока не будет доказано иное, автором произведения должно признаваться лицо, имя которого обозначено на оригинале или экземпляре произведения обычным образом. Именно это лицо вправе принимать меры для преследования нарушителей его авторских прав. Разумеется, такие полномочия могут быть переданы автором его правопреемникам одновременно с передачей соответствующих авторских прав.
В тех случаях, когда вместо подлинного имени автора на оригинале или экземпляре произведения указан псевдоним автора, презумпция авторства применяется только при условии, что нет никаких сомнений в личности автора, которому принадлежит данный псевдоним.
Для опровержения презумпции авторства достаточно представить более ранний экземпляр произведения, на котором обозначено имя другого автора.
Во многом аналогичная презумпция установлена в п. 2 ст. 15 с целью определения изготовителя аудиовизуального произведения: при отсутствии доказательств иного его изготовителем признается физическое или юридическое лицо, соответственно имя или наименование которого указаны на оригинале или экземпляре такого произведения обычным образом.
Особые положения установлены также п. 3 рассматриваемой статьи в отношении произведений, выпущенных анонимно или под псевдонимом, представителями авторов которых, если не доказано иное, признаются издатели. Издателям предоставляется возможность защищать права автора и принимать меры для их реализации. Однако данное положение не действует, если автор заявит о своем авторстве и тем самым раскроет свою личность. Не применяются положения п. 3 также в том случае, когда использованный автором псевдоним не оставляет сомнений в его личности.
В п. 4 ст. 15 предпринимается попытка обеспечить на международном уровне охрану произведениям народного творчества (фольклора) с помощью средств авторского права. Бернская конвенция не использует слово «фольклор», но предусматривает, что страны — члены Бернского союза могут предоставить охрану для неопубликованных произведений, автор которых не известен, но в отношении которых есть все основания предполагать, что он является гражданином этого государства. Такая охрана вводится путем назначения на законодательном уровне компетентного органа, представляющего этого автора и наделенного правомочиями защищать его права и обеспечивать их осуществление в странах — членах Бернского союза.
В данном пункте также приведено положение об обычной процедуре уведомления, в соответствии с которой страна, назначившая упомянутый выше орган, должна уведомить об этом, предоставив полную информацию, Генерального директора ВОИС, который, в свою очередь, передает полученную информацию странам — членам Бернского союза.
Посвященная вопросам борьбы с контрафактной продукцией ст. 16 Бернской конвенции гарантирует автору (или его правопреемнику) возможность принимать меры для ареста контрафактных экземпляров своего произведения.
Согласно п. 1 ст. 16 любые экземпляры произведения, изготовленные или распространяемые с нарушением авторских прав (контрафактные экземпляры), подлежат аресту в любой стране — члене Бернского союза. В п. 2 специально подчеркивается, что аресту подлежат экземпляры произведений, ввоз которых в страну, где права на произведения охраняются, осуществляется без согласия авторских прав, даже если такие экземпляры были правомерно изготовлены в стране, в которой права на эти произведения не пользуются охраной. При ввозе воспроизведенных экземпляров в страну, где охрана существует, они считаются контрафактными и подлежат аресту.
Согласно п. 3 ст. 16 порядок и условия осуществления ареста определяются законодательством каждой участвующей в Бернском союзе страны самостоятельно. Следует отметить, что в отношении нарушителя могут применяться санкции гражданского, уголовного или административного характера.
Бернская конвенция, решая проблемы международной охраны авторских прав, не затрагивает вопросы публичного порядка, признаваемого и устанавливаемого каждой из стран-участниц в соответствии с ее суверенным положением.
В ст. 17 специально оговаривается, что никакие ее положения не ограничивают возможностей правительственных или иных компетентных органов любой страны принимать любые меры, которые потребуются для установления контроля и пресечения случаев распространения, исполнения или показа произведения, если такие меры будут признаны компетентными органами необходимыми в соответствующей стране — члене Бернского союза.
Таким образом, Бернская конвенция не препятствует ни введению любой формы цензуры, ни установлению ограничений для распространения произведений, признаваемых незаконными или аморальными в соответствии с особенностями и традициями, признаваемыми в каждой стране.
Положения ст. 18 Бернской конвенции были сформулированы еще на Берлинской конференции 1908 г. и в течение всего существования Бернской конвенции толковались как обязывающие предоставлять иностранным произведениям так называемую ретроактивную охрану, в частности независимо от времени их опубликования — до или после присоединения каждого конкретного государства к этой Конвенции.
Прежде чем рассматривать данный правовой феномен, необходимо сделать небольшие замечания по поводу используемой терминологии. Некоторые специалисты предпочитают вместо термина «ретроохрана» использовать в рассматриваемом случае формулировку «предоставление охраны с обратной силой». Однако такая замена представляется нежелательной, поскольку обычно в юриспруденции под обратной силой нормативного акта понимают его применение к правоотношениям, имевшим место до вступления этого акта в силу. Так, согласно общей теории права обратная сила закона — это его распространение на случаи, имевшие место до вступления закона в силу, причем по общему правилу действует принцип. «Закон обратной силы не имеет».
В данном случае речь идет вовсе не об изменении правового регулирования ранее существовавших отношений, не о появлении у сторон, участвовавших в них, новых «неожиданных» прав и обязанностей, а только о предоставлении охраны уже существующим произведениям в отношении их последующего использования. Поэтому упоминание об охране с «обратной силой» не соответствует сути явления, создавая определенную иллюзию «вторжения» в ранее существовавшие правоотношения. Впрочем, существенных смысловых различий при употреблении этих двух терминов не возникает, поскольку ни один из них в законодательных актах не применяется, а используется только для краткого обозначения весьма специфической проблемы, характерной именно для области авторского права.
Согласно ст. 7 и 18 Бернской конвенции, за исключением специально предусмотренных случаев, ее действие распространяется на все произведения, в отношении которых в стране их происхождения не истек срок действия авторского права, т.е. охране подлежат все произведения, в том числе и впервые опубликованные до момента присоединения к Конвенции.
Статья 18, устанавливающая обязательность охраны всех произведений, независимо от даты их опубликования (выпуска в свет), предусматривает только два исключения:
1) охрана может не предоставляться, если истек ее срок в стране происхождения произведения (п. 8 ст. 7 и п. 1 ст. 18);
2) охрана может не предоставляться, если ранее в стране, в которой истребуется охрана, данному произведению уже предоставлялась охрана и ее срок истек к моменту присоединения данной страны к Бернской конвенции (п. 2 ст. 18).
В соответствии с п. 3 ст. 18 порядок применения принципов, содержащихся в пп. 1 и 2 ст. 18, при отсутствии между странами — членами Бернского союза специальных международных договоров по этому вопросу должен определяться национальным законодательством.
В ст. 19 Бернской конвенции указывается, что предоставляемая охрана в соответствии с положениями Бернской конвенции является минимально допустимой для стран — членов Бернского союза. При этом Конвенция не ограничивает возможностей участвующих в ней стран устанавливать в своих национальных законодательствах более широкую охрану прав авторов, чем это предусмотрено самой Конвенцией.
Следует, однако, отметить, что во всех случаях должен соблюдаться принцип предоставления национального режима охраны авторских прав всем лицам, которые вправе истребовать такую охрану в соответствии с положениями Бернской конвенции.
Бернская конвенция не препятствует заключению между странами — членами Бернского союза любых соглашений, предоставляющих авторам более широкую охрану прав по сравнению с предусмотренной самой Конвенцией, а также не ограничивает возможности установления в таких соглашениях любых положений, не противоречащих Конвенции (ст. 20).
Положения соглашений, заключенных между странами — членами Бернского союза до их присоединения к действующей редакции Бернской конвенции, подлежат применению в том случае, если они удовлетворяют этим условиям, т.е. либо предоставляют более широкие авторские права, чем предусмотрены в Конвенции, либо охватывают вопросы, не затронутые в ней. В любом случае подобные соглашения не должны противоречить Конвенции.
Неотъемлемой частью действующей редакции Бернской конвенции является Дополнительный раздел к ней, устанавливающий специальные положения в отношении развивающихся стран. Ссылка на данный раздел содержится в ст. 21 Бернской конвенции.
Специальные положения, установленные Дополнительным разделом Бернской конвенции, были разработаны и приняты на Парижской дипломатической конференции 1971 г. с учетом требований развивающихся стран о предоставлении им дополнительных возможностей для решения проблем обеспечения более широкого и легкого доступа к охраняемым авторским правом произведениям. В особенности это касалось удовлетворения их потребностей в области образования, науки и техники с целью экономического, социального и культурного развития.
Дополнительный раздел расширяет перечень содержащихся в Бернской конвенции исключений из исключительных прав авторов и предусматривает для развивающихся стран специальные положения, облегчающие им решение вопросов перевода и воспроизведения произведений, странами происхождения которых являются другие государства Бернского союза.
В соответствии с Дополнительным разделом страны, считающиеся развивающимися в соответствии со сложившейся практикой Генеральной Ассамблеи ООН, могут при определенных условиях не выполнять требования о минимальном уровне охраны двух гарантированных Бернской конвенцией прав автора — исключительного права на перевод и исключительного права на воспроизведение произведения.
Развивающиеся страны могут вместо соблюдения этих прав воспользоваться возможностью выдачи неисключительных и непередаваемых принудительных лицензий, предоставляющих возможность осуществлять без согласия обладателей авторских прав:
1) перевод произведений для использования в школах и университетах или в целях исследований;
2) воспроизведение произведений, охраняемых в соответствии с Бернской конвенцией, исключительно для систематического обучения (в том числе в домашних условиях и в негосударственных учебных заведениях).
Такие лицензии могут выдаваться компетентным органом развивающейся страны при определенных условиях (по истечении определенных периодов времени и после совершения определенных процедурных действий) любому гражданину или любой организации развивающейся страны, которая воспользовалась льготами, предусмотренными Дополнительным разделом.
В соответствии со ст. 1 Дополнительного раздела развивающаяся страна должна заявить о своем намерении воспользоваться льготами, предусмотренными в Дополнительном разделе в отношении принудительных лицензий на перевод и (или) воспроизведение, в момент ратификации или присоединения к Парижскому акту Бернской конвенции.
Лицензии должны предусматривать справедливое вознаграждение для обладателей авторских прав, соизмеримое с обычным уровнем вознаграждения, выплачиваемого при аналогичном использовании сходных произведений.
Вывоз из развивающейся страны экземпляров произведений, переведенных или воспроизведенных на основании принудительных лицензий, без согласия обладателей авторских прав не допускается. Такие экземпляры могут распространяться только в той стране, в которой была выдана соответствующая принудительная лицензия.
Принудительные лицензии на перевод и воспроизведение могут выдаваться по истечении определенных периодов после даты первого опубликования (выпуска в свет) произведения. Длительность этих периодов зависит от различных факторов (языка перевода, характера воспроизводимого произведения и т.д.).
Принудительная лицензия выдается на неисключительной основе, т.е. не препятствует обладателю авторских прав разрешать перевод и воспроизведение своих произведений в соответствующей развивающейся стране. Если обладатель авторских прав воспользуется такой возможностью, все ранее выданные принудительные лицензии прекратят свое действие, а получившие их лица будут ограничены только правом распродавать существующий запас экземпляров произведений.
Следует отметить, что предусмотренная Дополнительным разделом возможность выдачи принудительных лицензий также облегчит переговорный процесс при заключении договоров об использовании произведений и будет способствовать их заключению, т.е. предоставлению разрешений на использование произведений в добровольном порядке.
Основные вопросы, связанные с сохранением и развитием Бернского союза, подлежат решению на Ассамблее стран Союза, в заседаниях которой участвуют делегаты, назначаемые правительствами стран, входящих в Бернский союз и его Ассамблею. Ассамблея определяет программу, принимает бюджет и контролирует финансы. Она также избирает членов Исполнительного комитета Ассамблеи. Очередные сессии Ассамблеи проводятся раз в три года.
Статья 22 Бернской конвенции устанавливает основные положения, касающиеся состава и задач Ассамблеи, порядка ее созыва и определения кворума, достаточного для принятия решений, порядка проведения голосования.
Статья 23 Бернской конвенции регулирует вопросы, связанные с выборами и деятельностью Исполнительного комитета, который избирается Ассамблеей Бернского союза из числа стран — членов Ассамблеи в установленном данной статьей порядке (в том числе с учетом «справедливого географического распределения» мест в нем). Исполнительный комитет собирается на очередную сессию раз в год.
Административные функции в отношении Бернской конвенции осуществляются Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС), которая является одним из 16 специализированных учреждений системы Организации Объединенных Наций (ООН).
Функции, возлагаемые на ВОИС в соответствии с положениями ст. 24 Бернской конвенции, включают сбор и издание информации по вопросам охраны авторских прав (каждое государство-член обязано передавать ВОИС все новые законы об авторском праве), проведение исследований и предоставление помощи в развитии охраны авторских прав.
Секретариат ВОИС принимает участие во всех сессиях Ассамблеи Бернского союза, Исполнительного комитета Ассамблеи, комитетов экспертов и рабочих групп. По указанию Ассамблеи и совместно с Исполнительным комитетом ВОИС в случае необходимости осуществляет подготовку конференций по пересмотру Бернской конвенции.
Статья 25 Бернской конвенции посвящена регламентации финансовых вопросов, в частности порядка формирования и расходования бюджета Бернского союза. Взносы стран — членов Союза в его бюджет основаны на системе классов. Каждое государство самостоятельно решает вопрос о том, к какому из семи классов, предусмотренных ст. 25 Бернской конвенции, оно считает нужным себя отнести. От выбора класса зависит размер взноса соответствующей страны. Однако независимо от размера взноса все участвующие в Ассамблее государства имеют равные права.
В ст. 26 определяется, какие изменения могут быть внесены в Бернскую конвенцию Ассамблеей Бернского союза, в каком порядке они принимаются и вступают в силу.
Следует отметить, что полномочия Ассамблеи ограничены только возможностями принятия поправок к административным положениям, содержащимся в ст. 22-26. Материально-правовые положения, содержащиеся в ст. 1-21, Ассамблея пересматривать не вправе.
Статья 27 закрепляет принцип, согласно которому для пересмотра положений Бернской конвенции требуется единогласное решение стран-участниц.
В настоящее время общепризнанным стал подход, при котором для учета особенностей охраны авторских прав в условиях продолжающегося технологического развития следует не пересматривать каждый раз Конвенцию, а дополнять ее действие за счет принятия новых международных соглашений. Примерами реализации такого подхода на практике являются разработка и принятие в 1996 г. Договора ВОИС об авторском праве.
Положения ст. 28 Бернской конвенции регулируют вопросы вступления в силу последней редакции Бернской конвенции и в настоящее время уже во многом утратили свою актуальность.
Присоединение любой страны к Бернской конвенции осуществляется в соответствии с положениями ст. 29 путем сдачи на хранение Генеральному директору ВОИС акта о присоединении такой страны.
Присоединение вступает в силу через три месяца после даты уведомления Генеральным директором ВОИС о сдаче ему на хранение акта о присоединении, в котором может быть указана более поздняя дата. Тогда страна считается присоединившейся к Бернской конвенции с даты, указанной в ее акте. Каждая страна, присоединяясь к Конвенции, одновременно становится членом Бернского союза.
В ст. 30 отмечается, что, за исключением перечисленных в самой Бернской конвенции случаев, никакие оговорки в Бернской конвенции не допускаются. Присоединение к ней означает признание и принятие обязательств соблюдать все устанавливаемые этой Конвенцией положения.
Статья 31 устанавливает особый порядок ее применения к территориям, за международные отношения которых отвечает страна, участвующая в Бернской конвенции или присоединяющаяся к ней.
Статья 32 регулирует порядок решения вопросов, связанных с существованием и возможностью одновременного применения нескольких редакций Бернской конвенции. В последнее время данные вопросы постепенно утрачивают свою актуальность.
В соответствии с положениями п. 1 ст. 33 Конвенции устанавливается обязательная юрисдикция Международного суда для рассмотрения споров между странами — членами Бернского союза, т.е. любая страна вправе в случае возникновения такого спора обратиться в Международный суд, решение которого будет обязательно для стран — членов этого Союза. Согласно положениям п. 2 той же статьи если какая-либо из стран считает недопустимым применение в отношении нее обязательной юрисдикции Международного суда, она обязана сделать заявление об этом одновременно с присоединением к Бернской конвенции. Впоследствии данное заявление может быть отозвано путем уведомления, направляемого Генеральному директору ВОИС.
Статья 34 устанавливает, что после принятия последней редакции Бернской конвенции никакие страны не могут присоединяться к предыдущим ее редакциям, за исключением специально предусмотренных особых случаев, не представляющих в настоящее время интереса.
Статья 35 закрепляет принцип бессрочности действия Бернской конвенции и одновременно право любой участвующей в ней страны денонсировать Парижский акт Бернской конвенции, что автоматически будет означать денонсацию и всех предшествующих актов. Такая денонсация вступает в силу через год после уведомления Генерального директора ВОИС.
В соответствии с требованиями ст. 36 Конвенции и принципом добросовестного выполнения международных договоров каждое участвующее в Бернской конвенции государство обязано принимать необходимые меры для реализации ее положений на своей территории.
В Бернской конвенции не содержится ни перечня таких мер, ни порядка их принятия, но подразумевается, что они будут в достаточной мере эффективны и позволят выполнить требования настоящей Конвенции с момента присоединения соответствующего государства к ней.
Статья 36 обязывает участвующие в Бернской конвенции государства до присоединения к ней привести свое законодательство в соответствие с ее положениями и в дальнейшем обеспечивать достаточный уровень охраны и эффективную защиту предусматриваемых Конвенцией прав.
Статья 37 Конвенции устанавливает формальные положения, связанные с подписанием Парижского акта Бернской конвенции на английском и французском языках, причем в случае разногласий в толкованиях отдельных положений Конвенции согласовано, что предпочтение будет отдано тексту на французском языке.
В последнее время система международного авторского права стремительно развивалась. Однако принятая в 1971 г. последняя редакция Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений остается по существу неизменной на протяжении уже более чем 30 лет. Закрепленные в ней положения, по мнению большинства экспертов, сохраняют важное значение для охраны авторских прав в условиях современных способов использования произведений, даже несмотря на интенсивное развитие новых информационных и телекоммуникационных технологий (распространение интерактивных сетей, массовое использование продуктов мультимедиа и т.д.).
Совершенствование современной системы международного авторского права пошло по иному пути. «Сохранение в неприкосновенности» Бернской конвенции — основополагающего международного соглашения по авторскому праву — гарантирует неизменно высокий общий уровень международной авторско-правовой охраны, а принятие новых универсальных международных договоров позволяет учитывать стремительность современного технологического развития. Так, под эгидой ВОИС были разработаны и приняты в 1996 г. Договор ВОИС об авторском праве и Договор ВОИС об исполнениях и фонограммах, разработан проект договора ВОИС об аудиовизуальных исполнениях, в настоящее время идет работа над проектом договора ВОИС об охране прав вещательных организаций.
При этом значение Бернской конвенции не только не уменьшается, но даже возрастает. Так, соблюдение большинства ее положений является одним из фундаментальных требований Договор ВОИС об авторском праве 1996 г., а также Соглашения TRIPS, входящего в пакет документов, связанных с созданием Всемирной торговой организации.
Бернская конвенция оказала и продолжает оказывать существенное влияние на развитие национальных законодательств по авторскому праву, в том числе законодательства Российской Федерации.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.