VIII. Раздел наследственного имущества. Споры о наследстве

VIII. Раздел наследственного имущества. Споры о наследстве
VIII. Раздел наследственного имущества. Споры о наследстве

«Обязательно ли нам подавать в суд, чтобы разделить наследство так, как. мы хотим? Нотариус отказывается выдавать свидетельство о праве на наследство каждому из нас на то имущество, о котором мы договорились между собой. Его позиция такова: он может оформить только все на всех и в равных долях, а если мы хотим не так, а по-своему, то должны подавать в суд и там заключать мировое соглашение. Разумно ли это?» С. Головатый
Для того чтобы ответ на Ваш, г-н Головатый, вопрос был полным, нужно разъяснить весь порядок раздела наследственного имущества.

Можно сказать так: то, о чем мы говорили раньше, — право на наследство; то. о чем речь пойдет сейчас, — способы реализации этого права. В чем же трудности? Прежде всего в том, что до открытия наследства все наследство принадлежало одному лицу — наследодателю, а после его смерти, если есть несколько наследников, — то, соответственно, появляются и несколько собственников этого имущества.
Возникающее в результате наследственного правопреемства право совместной собственности наследников можно прекратить путем раздела наследственного имущества. До этого момента наследники, являясь сособственниками унаследованных вещей, остаются сокредиторами должников наследодателя, содолжниками его кредиторов. Разумеется, кроме случаев, когда наследственное имущество разделено самим завещателем в тексте завещания.
В соответствии со ст.559 ГК РСФСР наследственное имущество делится по соглашению принявших наследство наследников в соответствии с причитающимися им долями. При недостижении соглашения раздел производится в судебном порядке.
Следует, однако, помнить, что при наличии зачатого, но еще не родившегося наследника, наследники вправе разделить имущество только с выделом причитающейся ему наследственной доли. Для охраны интересов неродившегося наследника к участию в разделе должен быть приглашен представитель органа опеки и попечительства. При рождении такого наследника мертвым резервированная за ним часть наследства распределяется между лицами, призванными к наследованию.
Из содержания ст.559 ГК РСФСР следует сделать вывод о том, что возможны три вида (способа) раздела наследственного имущества: 1) самими наследниками без постороннего вмешательства; 2) нотариальный; 3) судебный.
Без участия суда и нотариата наследники могут разделить наследственное имущество тогда, когда в его составе нет вещей, требующих обязательной, специальной регистрации (легитимации) (От латинского слова «legitimus» — законный, правомерный), или такого имущества, которое не может быть выдано без нотариального (судебного) постановления. Другими словами, если названного выше имущества нет, если нет и спора между наследниками о том, кому что из вещей должно принадлежать, то наследники сами могут разделить наследственное имущество.
Наследники могут по согласованию между собой и кредиторами решить вопросы, связанные с погашением долгов наследодателя. Поскольку кто-то из наследников при таком порядке раздела наследственного имущества может получить больше, чем ему причитается, на него может пасть и большая часть долгов. Ничего незаконного в этом не будет.
Но надо знать, что такое соглашение между наследниками -юридически значимый акт, договор. Следовательно, к нему предъявляются и соответствующие требования. Соглашение может быть составлено и в простой письменной форме, и в нотариальной (однако это не будет нотариальным разделом наследственного имущества, так как нотариус лишь удостоверит договор наследников). Такое соглашение о разделе имущества исполняется самими наследниками в момент его заключения. Оно может быть совершено и в устной форме.
Когда в составе наследственной массы есть вещи, распоряжаться или покупать которые без соответствующего оформления наследники не могут, приходится обращаться в нотариальную контору.
Какие это вещи? Прежде всего дом, автомобиль, моторная лодка, вклады в кредитных учреждениях, авторское право и т.д. Как и в первом случае, нотариальный раздел возможен только при отсутствии спора между наследниками. И здесь наследники могут не только решить, к кому какое имущество умершего переходит, т.е. реально разделить имущество, но и определить, кто какую часть претензий кредиторов наследодателя должен удовлетворить.
Между учеными, специалистами в области наследственного права уже давно ведется спор. Так. по мнению Н.И. Бондарева, раздел наследства на части, не соответствующие наследственным долям, — недопустим (см.: Бондарев Н.И. Спорное в нотариальной практике. — Сов. государство и право, 1967, №1, с.123). Основана эта позиция на буквальном понимании текста ч.1 ст.559 ГК РСФСР: «… в соответствии с причитающимися им долями».
Представителем противоположной точки зрения является П.С. Никитюк (см.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс, с. 205 и далее), отстаивающий право наследников самостоятельно решать вопрос о размере переходящей каждому из них в собственность доли наследства.
Вторая точка зрения представляется более верной. Такое утверждение основано, во-первых, на общем для всего гражданского права принципе диспозитивности, т.е. возможности сторон поступать по своему усмотрению в рамках, определенных законом. Во-вторых, встав на первую позицию, было бы трудно объяснить, почему же в суде возможно заключение мирового соглашения, предусматривающего отход от «соответствия с причитающимися долями», а в нотариальной конторе такое соглашение невозможно.
Н.И. Бондарев справедливо отмечает, что случаи, когда наследство состоит из вещей, которые можно разделить в точном соответствии с арифметическими долями сонаследников, крайне редки. Препятствовать сонаследникам в осуществлении их решения о «неравномерном» распределении наследственного имущества нет никакого основания, если, разумеется, условия раздела, представляемого для удостоверения нотариусу, не противоречат закону.
Несостоятельны и те возражения против «свободного соглашения», которые указывают на неотработанность процедуры. Во-первых, факт «неотработанности процедуры» — основание к ее отработке, а не к запрету самого действия. Иной подход — бюрократизм. А, во-вторых, и сейчас эта Проблема решается просто. Для правового оформления нотариального «неравнодолевого» раздела имущества достаточно, чтобы наследники, согласовав между собой условия раздела, подали государственному нотариусу проект соответствующего соглашения. За наследников, которые сами не могут участвовать в совершении сделок (несовершеннолетние, душевнобольные, признанные судом недееспособными), соглашение подписывают их опекуны или родители. Ограниченно дееспособные наследники подписывают такое соглашение с согласия своих попечителей.
Надо, однако, помнить, что поскольку такое соглашение нельзя отнести к разряду мелко бытовых сделок, к нему применимы правила ст. 133 КоБС РСФСР. Это означает, что родители, опекуны, попечители могут подписать соглашение о разделе наследства только с согласия органов опеки и попечительства. Весьма интересно предложение П.С.Никитюкова о том, что при наличии обременяющих наследство долгов к соглашению должна прикладываться справка кредитора, в которой выражено принятие согласованного с наследниками порядка погашения этих долгов (см.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс, с.206).
Думается, однако, что и отсутствие согласия кредиторов не может препятствовать удостоверению соглашения о разделе наследства. У кредиторов есть возможность удовлетворить свои претензии, обратившись в районный суд, привлекая всех наследников в качестве соответчиков.
О правомерности таких соглашений о разделе наследства свидетельствует и следующее разъяснение Верховного Суда РФ: раздел наследства в натуре (реальный раздел) может быть оформлен отдельным договором после получения наследниками свидетельства о праве на наследство.
В Практическом пособии для государственных нотариусов по вопросам охраны прав граждан на наследование личной собственности (М., 1980, с.55) сказано: «Договор (соглашение) (о разделе наследства между наследниками. — М. Б.) оформляется после получения свидетельства о праве на наследство, но до соответствующей перерегистрации имущества в органах ГАИ, БТИ, ЖСК и т.д.». Сразу же возникает вопрос: наследникам нужен договор, органам ГАИ, БТИ, ЖСК и т. д. — тоже, так как именно в соответствии с ним будет перерегистрироваться наследственное имущество. Кому же нужно свидетельство?
Правило ч.1 ст.559 ГК РСФСР о том, что наследственное имущество делится между наследниками в соответствии с причитающимися им долями, следует понимать как право наследника требовать при разделе выдела ему имущества, равного по стоимости его наследственной доле. Однако по согласию наследников, ставших участниками общей долевой собственности, наследство может быть разделено не в соответствии с причитающимися наследникам наследственными долями. Поэтому стоимость вещей, закреплен-ных за отдельными наследниками договором (соглашением), может и не соответствовать размеру их отдельных долей в наследстве. В Пособии приводится такой пример: наследство, состоящее из дома стоимостью 5000 руб. и автомобиля стоимостью 4000 руб., может быть разделено между двумя наследниками, которым причитается по одной второй доле в сумме всего наследства с признанием за одним наследником права собственности на дом, за вторым автомобиль. В такой ситуации возможна (но не обязательно) выплата одним наследником другому денежной компенсации, о чем указывается в договоре (в данном случае ,в размере 500 руб.).
Допустимо соглашение о разделе имущества, наследуемого по завещанию, в котором наследственная масса распределена между несколькими наследниками в долевом отношении. Сказанное, относится и к разделу наследства, завещанного одному лицу, при наличии лиц, имеющих право на обязательную долю. Однако не может быть удостоверен договор (соглашение) о разделе в натуре имущества, если завещателем имущество было конкретно распределено между наследниками. Тогда каждый из наследников становится собственником конкретного, выделенного ему завещателем имущества. Договор (соглашение) может, по согласованию с заинтересованными лицами, устанавливать, кто из наследников погашает долги наследодателя, кто исполняет завещательный отказ.
Договор (соглашение) о разделе наследственного имущества носит правоустанавливающий характер, поэтому государственный нотариус должен разъяснить порядок регистрации имущества на основании свидетельства о праве на наследство и договора о разделе наследственного имущества (п.16.3 Практического пособия).
Итак, соглашение возможно. Зачем только вводить двухступенчатость — вначале свидетельство о праве на наследство, а потом соглашение. Не стоит, как говорится, усложнять жизнь и себе и людям. Если наследники хотят заключить соглашение о разделе наследственного имущества, оно и должно стать основой для последующей выдачи свидетельства о праве на наследство, а не наоборот. Пока же все делается в обратном порядке.
Отказ нотариуса в удостоверении договора (соглашения) о разделе наследственного имущества, равно как и другие неправильные действия по оформлению раздела имущества при отсутствии спора о праве гражданском, можно обжаловать в суд по правилам главы 32 ГПК РСФСР («Жалобы на нотариальные действия или на отказ в их совершении»).
Надо признать, что третий способ раздела наследственного имущества — в судебном порядке — также весьма часто встречается в жизни. В принципе, ничего страшного в судебном споре нет, и не правы те, кто считают, что гражданско-правовой спор в суде — позор. Но в данном случае, когда делится имущество умершего близкого человека, все-таки лучше, если спор до суда не доходит. применительно к спорам о разделе наследства я считаю поговорку «Худой мир лучше доброй ссоры» абсолютно верной.
Следовательно, когда другого выхода нет, наследники обращаются в суд. Дела о разделе наследства слушаются в порядке общеискового производства. В решении суда указываются либо идеальные доли, причитающиеся тому или иному наследнику, либо осуществляется реальный раздел наследственного имущества в натуре, когда в собственность каждого наследника передаются конкретные поименованные в решении суда вещи.
Мы еще будем подробно говорить о судебных спорах, связанных с разделом наследства. Тогда подробнее и расскажем о судебной процедуре, сторонах — участниках процесса и т.д. Сейчас же обратимся лишь к компетенции суда в решении вопросов, связанных с разделом имущества. Во-первых, заметим, что и в суде возможно мирное урегулирование возникшего спора путем составления мирового соглашения. Мировое соглашение, утвержденное судом, по сути аналогично договору (соглашению) о разделе имущества, удостоверяемому государственным нотариусом. Во-вторых, распределяя между наследниками неделимые вещи, принадлежавшие наследодателю, такие, как автомобиль, суд должен решить вопрос о денежной компенсации. Надо, однако, знать, что денежная компенсация возможна лишь в том случае, когда недостающую сумму нельзя покрыть другим наследственным имуществом. Судебное решение служит официальным актом, подтверждающим право правопреемников умершего. Судебное решение приобретает силу закона. Поэтому последующее получение свидетельства о праве на наследство не является необходимым.
«Никогда в жизни не приходилось судиться, а теперь, видимо, без этого не обойтись: договориться с братом невозможно. Расскажите, пожалуйста, что это такое — судебное дело о наследстве, что для этого нужно, что вообще делать, с чего начинать?» С. Матренина
В любой ситуации, когда возникает правовой вопрос, конфликт, начинать нужно с обращения в юридическую консультацию, к адвокату. Без помощи адвоката решать свои юридические проблемы столь же опасно, как заниматься самолечением. Может быть, даже более опасно — болеем мы все-таки чаще, чем обращаемся в суд, так что здесь хоть какой-то опыт есть у каждого. Кстати, об опыте: замечено, что люди, хотя бы раз побывавшие в суде, второй раз без адвоката в судебном споре участвовать не станут.
Итак, речь идет о судебных наследственных спорах. С наследством связаны две группы споров: рассматриваемые в общеисковом порядке и в порядке особого производства. В общеисковом порядке дела рассматриваются с уплатой пошлины, исходя из цены иска. Для обращения в суд в порядке особого производства необходимо оплатить пошлину в ограниченном размере. Последняя категория дел возникает, когда, собственно, спора с другими наследниками нет, а гражданину нужно лишь подтвердить какой-либо факт, который иначе, как судебным решением, подтвердить не представляется возможным. Например: установить факт принятия наследства, факт родственных отношений с наследодателем, факт нахождения на иждивении и т. п. Это, собственно, и не споры, здесь даже нет «истцов» и «ответчиков», а присутствуют «заявитель» и «заинтересованные лица».
Если действительно возникает спор, если кто-либо из наследников оспаривает наследственные права другого лица (например, утверждает, что заявление о нахождении на иждивении ложно), то дело должно рассматриваться в общеисковом производстве. Прежде, чем рассказать об этих делах, напомним, что жалобы наследника на неправильные действия нотариуса или на отказ в их совершении рассматриваются в порядке особого производства. Вряд ли целесообразно (да, кстати, и вряд ли возможно) перечислить все мыслимые ситуации, когда возникает наследственно-правовой спор.
Тем не менее, наиболее типичные случаи таковы:
а) споры между наследниками по закону (а иногда и по завещанию) о конкретном распределении наследственной массы;
б) споры между наследниками и лицами, претендующими на право наследования;
в) дела о признании лица недостойным наследником (ст.531 ГК РСФСР);
г) споры о признании завещания полностью недействительным по различным основаниям (порок воли, порок формы);
д) споры о признании завещания частично недействительным (чаще всего в связи с правом того или иного лица на обязательную долю в наследстве) и т.д.
Немаловажно и такое правило: если суд признает исковые требования обоснованными, то, вынося решение, он одновременно решает вопрос и о взыскании с ответчика понесенных истцом судебных расходов и, в том числе, расходов по госпошлине. Если требование было необоснованным, то на возврат госпошлины рассчитывать не приходится.
Иски о наследстве предъявляются в течение общего гражданского срока исковой давности. Как правило его исчисление начинается с момента открытия наследства. В то же время, если о нарушении своего права лицо узнало или должно было узнать в иной момент, какое-то время спустя, то и срок исковой давности, соответственно, будет исчисляться с этого момента.
В заключение хотелось бы привести три конкретных примера из судебной практики, наглядно иллюстрирующих наиболее типичные ситуации, возникающие при рассмотрении судебных споров о наследстве.
В мае 1993 г. супруги Борисовы расторгли по взаимному согласию брак через отдел ЗАГСа. 14 декабря 1993 г. Борисов умер. Ссылаясь на то, что при расторжении брака не было поделено совместно нажитое имущество, оставшееся в квартире умершего, Борисова предъявила в суд иск к финотделу местной администрации об истребовании своей доли имущества, нажитого в браке. Один из районных народных судов Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования Борисовой. При этом суд разделил наследственное имущество, признав за Борисовой право собственности (на основании ст.20-21 КоБС РСФСР) на автомашину «Москвич-412» и гараж. Право собственности на остальное имущество (по основаниям ст.552 ГК РСФСР) было признано за районным финансовым отделом (вещи домашнего обихода, вклады в Сбербанке). Решение народный суд вынес еще до того, как истекли 6 месяцев со дня открытия наследства.
После того, как дело неоднократно рассматривалось различными судебными органами, оно, наконец, по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ было заслушано Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ.
Удовлетворяя заявленное истицей требование, суд не учел, что имущество умершего, на часть которого она претендует в соответствии со ст.20 и 21 КоБС РСФСР, является наследственной массой и может перейти к наследникам по закону, которых суд обязан привлечь к участию в деле в качестве ответчиков. Имея в виду, что в силу ст.546 ГК РСФСР право на наследство может быть осуществлено наследником в течение 6 месяцев со дня открытия наследства, суду следовало при рассмотрении дела приостановить производство до истечения этого срока применительно к п.4 ст.214 ГПК РСФСР, определить круг наследников умершего, претендующих на наследство, привлечь их в качестве ответчиков по делу и лишь после этого разрешить спор по существу (см. п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г.).
В данном случае в результате допущенных народным судом нарушений (рассмотрение дела до истечения шестимесячного срока со дня открытия наследства, признания части наследственной массы выморочным имуществом и передачи его государству до истечения этого срока, что противоречит требованиям ст. 552 ГК РСФСР) вопрос о наличии у Борисова наследников по закону оказался невыясненным, а их интересы нарушенными.
Между тем. из дополнительно поступивших материалов стало известно, что у Борисова имеется дочь — Козлова, которая, как она утверждает, до истечения шестимесячного срока со дня смерти отца обращалась в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства. Однако в выдаче свидетельства о праве на наследство ей было отказано, поскольку к этому времени уже было вынесено решение суда о передаче части имущества Борисовой, а второй части — государству.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР отменила все состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение, указав, что иск об истребовании имущества умершего лица не может быть рассмотрен судом без определения круга наследников умершего и без привлечения их к участию в деле в качестве ответчиков (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, №9, с. 10). При новом рассмотрении дела все имущество было поделено между Борисовой и Козловой.
Второй пример. Хотя прошло много лет, но для развития практики по наследственным делам этот пример имеет большое значение.
Козловы предъявили иск к Зуевой о разделе наследства, сославшись на такие обстоятельства. С 1973 года Зуева состояла в браке с их отцом, который умер 21 апреля 1979 г. После его смерти осталось имущество: дом, телята, овцы, радиоприемник — общей стоимостью 3270 руб. Наследниками являются они и Зуева. Каждый из них, включая ответчицу, в нотариальной конторе получил свидетельство о праве на наследство по закону на 1/8 долю дома; кроме того, половина дома передана Зуевой по праву собственности как пережившему супругу. Остальное имущество осталось в пользовании ответчицы, от раздела которого она отказалась.
Козловы просили взыскать с нее денежную компенсацию, включая и компенсацию за стоимость дома (в пользу каждого из них по 465 руб.).
Иглинский районный народный суд Башкирской АССР иск удовлетворил, исходя из равного права наследников по закону на наследственное имущество.
Президиум Верховного Суда Башкирской АССР удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР об отмене судебного решения и о направлении дела на новое рассмотрение, указав следующее: обоснованно признав, что в соответствии со ст.532 ГК РСФСР каждый из Козловых и ответчица имеют право на 1/4 долю в наследстве, суд не принял мер к установлению имущества, подлежащего разделу между наследниками, и его действительной стоимости.
В жалобе Зуева указала, что она понесла расходы на покрытие затрат по уходу за наследодателем во время его болезни и на его похороны. В этих целях она продала корову, теленка, забила овец. Судом не учтены данные обстоятельства, хотя они имеют существенное значение для дела. Согласно ч. 2 ст.549 ГК РСФСР, наследник, вступивший во владение или управление наследственным имуществом, не ожидая явки других наследников, вправе до истечения 6 месяцев со дня открытия наследства или до получения свидетельства о праве на наследство производить за счет наследственного имущества расходы на покрытие затрат по уходу за наследодателем во время его болезни, а также на его похороны. Поэтому вывод суда о том, что понесенные ответчицей расходы не должны учитываться, ошибочен.
В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. №4 «О судебной практике по разрешению споров, связанных с правом личной собственности на строение», при разрешении спора о выделе доли из общего домовладения, принадлежащего гражданам (действовавшим на момент рассмотрения этого спора), суд обязан был выяснить возможность прекращения общей собственности на домовладение. При невозможности выдела доли в натуре выделяемому собственнику может быть присуждена денежная компенсация исходя из действительной стоимости строения.
По утверждению Зуевой, дом куплен в 1977 году за 2500 руб., никаких улучшений в нем не делалось. Дом можно разделить в натуре. Эти обстоятельства также остались судом непроверенными. Разрешая спор. суд исходил из первоначальной стоимости дома, при этом лица. оценивавшие дом, не допрашивались, их компетентность судом не проверялась. Из приобщенного к надзорной жалобе акта продажи строения с публичных торгов видно, что дом был продан за 1800 руб. Не выяснен судом и вопрос о возможности раздела дома в натуре (торги ввиду нарушения порядка их проведения признаны недействительными) (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1981, № 10, с. 12 — 13) .
При новом рассмотрении дела эти недостатки были устранены.
И еще один пример. 21 февраля 1978 г. умер Ефимов, который в течение 22 лет проживал совместно с Павловой семейной жизнью без регистрации брака. Мать умершего не получила в установленном порядке свидетельства о праве на наследство, но претендовала на имущество сына и обратилась с иском в суд. 31 марта 1979 г. она умерла до разрешения спора о наследстве в суде. Ее второй сын, брат умершего — Володин, предъявил в суде иск к Павловой о признании его наследником на имущество, оставшееся после смерти Ефимова. В судебном заседании он просил признать за ним право на часть имущества: мотоцикл стоимостью 200 руб., лодку-плоскодонку — 50 руб., долю в предметах домашней обстановки и обихода и вклада.
Судебная коллегия Вологодского областного суда иск удовлетворила частично: за истцом признала в порядке наследования право на часть имущества умершего — мотоцикл и лодку и, поскольку ответчицей эти вещи проданы, взыскала с нее в пользу истца их стоимость в сумме 250 руб.
В кассационной жалобе Володин просил решение отменить, считая, что суд выделил имущества на меньшую сумму, чем причиталось ему как наследнику.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР решение суда отменила, направив дело на новое рассмотрение и указав следующее: истец утверждал, что после смерти Ефимова остались предметы домашней обстановки и обихода на сумму 920 руб., мотоцикл, лодка; кроме того, на имя Павловой имелся вклад в сумме 1123 руб. за счет средств, накопленных при совместной жизни с умершим. При этом истец, претендуя на мотоцикл и лодку, а также на часть домашней обстановки и вклада, не отрицал доли Павловой в общем имуществе.
Суд удовлетворил иск частично, выделив истцу мотоцикл и лодку. По поводу исковых требований в части признания права на долю в предметах домашней обстановки и обихода суд указал, что Ефимов, проживая совместно с Павловой, злоупотреблял спиртными напитками, получаемую заработную плату расходовал в основном в личных целях и в ущерб ведению общего хозяйства. Доказательств о принадлежности Ефимову половины домашнего имущества не имеется, поэтому исковые требования в данной части удовлетворению не подлежат. Денежный вклад внесен Павловой на свое имя и потому не может быть разделен.
Выводы суда о недоказанности принадлежности Ефимову половины части предметов домашней обстановки и обихода не основаны на материалах дела. Из акта описи имущества, составленного после смерти Ефимова, видно, что у Павловой остались мебель, телевизор, холодильник, гармонь и другие вещи на 920 руб. Акт подписан Павловой и, как видно из ее письменных объяснений, наличие этого имущества она не оспаривала, утверждая, что мебель приобрела в кредит. Суд не исследовал обстоятельств, касающихся времени и условий приобретения вещей, включенных в опись, и не обосновал, почему Ефимову не принадлежала какая-либо часть этого имущества. Утверждение, что Ефимов пьянствовал и расходовал свою заработную плату на себя в ущерб общему хозяйству, основано лишь на заявлении Павловой, суд этих обстоятельств не проверял, никто из свидетелей допрошен не был, доказательств, подтверждающих эти выводы, в деле не имеется.
Суд правильно указал, что вклад, внесенный ответчицей в сберегательную кассу на свое имя, не подлежит разделу между Ефимовым и Павловой, так как в браке они не состояли. Однако закон не исключает возможности удовлетворения требований лиц, не являющихся супругами, о взыскании денежных средств с вкладчика при доказанности, что ими были использованы их общие денежные средства для внесения вклада в кредитные учреждения. Тем не менее суд не проверил вопроса о том, предоставлял ли Ефимов ответчице денежные средства, которые принадлежали ему, и использовала ли она их для внесения в сберкассу на свое имя.
В деле нет лицевого счета на вклад в сумме 1123 руб., и суд не выяснял, когда и за счет каких средств он образовался. О вкладе на эту сумму ответчица объяснений не давала.
Из содержания решения нельзя понять, признал ли суд мотоцикл и лодку личным имуществом наследодателя. Выделяя их наследнику, суд сослался на то, что этими вещами Ефимов пользовался сам. Между тем пользование имуществом, которое находилось в фактическом владении, не создает права личной собственности, если имущество приобретено на средства не только пользователя, но и других лиц. Вопрос о том, на какие средства — личные или общие с Павловой — приобретены Ефимовым мотоцикл и лодка, суд не исследовал.
В связи с тем, что суд, в нарушение ст. 14 ГПК РСФСР, не установил с достаточной полнотой, какое имущество принадлежало Ефимову, выводы суда о размере наследственного имущества, на которое вправе претендовать истец как наследник, нельзя признать обоснованными.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР подчеркнула, что при новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, выяснить, кем и на чьи средства приобретены вещи, оставшиеся у Павловой после смерти Ефимова, а также мотоцикл и лодка; не использовала ли она его средства для внесения вклада на свое имя; определить долю Ефимова по правилам ст.244-252 ГК РСФСР в общем имуществе и в зависимости от того, какое имущество ему принадлежало, разрешить спор (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980, №8, с.6).



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.