IV. Наследование по завещанию

IV. Наследование по завещанию
IV. Наследование по завещанию

«Как я понимаю, российское наследственное право охраняет права детей, жены и родителей умершего. А раз так, почему порой нечестным людям удается завладеть чужим имуществом?! Разве это не есть нетрудовые доходы? Вот что я имею в виду: умер мой сосед, у него остались жена и сын. И тут вдруг выяснилось, что он оставил завещание в пользу какой-то другой женщины. Я знаю, что это незаконно и, как бывший юрист, конечно же, вмешаюсь. Но удивляет, что нотариус сразу не дала этой наследнице «от ворот поворот». И вообще, как могло быть такое завещание удостоверено?!» С. Немченко, юрист с 40-летним стажем

Думаю, товарищ Немченко, «вмешиваться» Вам не стоит. Судя по всему. Ваше возмущение объясняется тем, что Вы исходите из норм старого законодательства. Действительно, гражданские кодексы 1922 года говорили о неправомерности завещания в пользу посторонних лиц при наличии какого-либо наследника по закону, принявшего наследство. Но ныне действующее законодательство такого ограничения не содержит.
В соответствии с ч.1 ст.534 ГК РСФСР каждый гражданин может оставить по завещанию все свое имущество или часть его (кстати, не исключая и предметов обычной домашней обстановки и обихода) одному или нескольким гражданам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также юридическим лицам или государству. Заметим, что в силу этой же статьи Гражданского кодекса наследодатель вправе в завещании лишить права наследования одного, нескольких или даже всех наследников по закону.
Действующее законодательство, подробно регламентируя наследование по завещанию, вместе с тем не содержит определения самого понятия «завещание».
В нашей цивилистической литературе наиболее распространено определение завещания как односторонней сделки, направленной, прежде всего, на распределение имущества между лицами, названными завещателем своими наследниками, в порядке, который устанавливает завещатель.
Завещание является сделкой, совершаемой одним лицом, выражающей волю только этого лица и совершаемой им лично. Следовательно, завещание — односторонняя сделка, носящая строго личный характер. При этом важно отметить, что завещание является, по выражению П.С. Никитюка (см.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973, с. 114) единоличной сделкой, т. е. может быть составлено только от имени одного лица. Если же завещание содержит волеизъявление двух или более лиц, то оно может быть признано недействительным Согласно разъяснению отдела нотариата Министерства юстиции РФ «государственный нотариус не вправе удостоверить одно завещание от имени нескольких лиц».
Однако имеются случаи, когда суды признают действительным завещания, составленные от имени двух лиц. По конкретному делу «суд обратил внимание на то, что составление завещания от имени двух лиц не противоречит закону» (Ярошенко К.Б. Наследование по завещанию. — В кн.: Комментарий судебной практики за 1973 год. — М., 1974, с.33-35). Как и К. Б. Ярошенко, я не могу согласиться с таким решением суда.
Надо помнить, что завещать можно только свое имущество. Однако это не означает, что уже при удостоверении завещания нотариус вправе потребовать документы, подтверждающие право собственности завещателя на ту или иную вещь. Действительность завещания в этой части определяется только на момент открытия наследства. Например, гражданин пришел в нотариальную контору с просьбой оформить завещание на дом, который он собрался купить через неделю. Почему ему в этой просьбе надо отказывать?
Можно оставить завещание и на то имущество, которое, хотя и принадлежит (пусть только частично) завещателю, но «числится за другим лицом». Например, тот же дом. Собственником дома зарегистрирована жена, но дом приобретен в период брака на общие средства. Значит, муж имеет право на 1/2 долю дома. Таким образом, хотя муж в отношении этого дома «по документам никто», он может завещать свою долю. В этой связи представляет интерес следующее разъяснение, что «Государственная нотариальная контора вправе удостоверить завещание от имени одного из супругов на долю вклада и облигаций, нажитых во время брака и числящихся на лицевом счете другого супруга» (Сов. юстиция, 1976, №14, с. 3 обложки).
Итак, завещание есть сделка, правовые последствия которой наступают после смерти наследодателя.
В судебной и нотариальной практике иногда встречаются случаи, когда завещатель, указав данное лицо в завещании наследником определенного имущества, фактически передает имущество будущему наследнику, а тот, в свою очередь, обязуется предоставить завещателю пожизненное содержание. В данном случае имеет место двусторонняя сделка, сводящаяся, по существу, к договору об отчуждении имущества с условием пожизненного содержания (ст.253 ГК РСФСР). Решая вопрос о юридической судьбе такой сделки, представляется необходимым руководствоваться правилами п.2 ст.170 ГК РФ, т.е. правилами о притворных сделках. Другими словами, при отсутствии в данной сделке чего-либо противозаконного к ней следует применять правила той сделки, которую стороны действительно имели в виду. Подведем итог: завещать можно только свое имущество, завещание должно быть составлено от имени одного лица, выражать его волю и не должно быть связано с какими бы то ни было «встречными условиями». Завещание порождает юридические последствия только после смерти завещателя при условии, что оно составлено в установленной законом форме. Представляется, что на основании всего изложенного завещание может быть определено как односторонняя сделка, носящая лично-формальный характер, устанавливающая порядок правопреемства в правах и обязанностях наследодателя после его смерти.
«Мой отец «учудил»! Иначе и не скажешь: оставил завещание мне, но записал, что я могу стать наследником лишь при условии, что брошу пить! Я так понимаю, если уж завещал, так завещал, а пью я или нет, — это уж дело сугубо частное!» П. Сахаров
Прежде всего, абсолютно не согласен с Вами в том, что «пить или не пить» — дело частное! Но поскольку спор на эту тему выходит за рамки проблем наследственного права, отвечу лишь на Ваш юридический вопрос: вправе ли был отец сделать такое распоряжение в завещании.
Для начала замечу, что вопрос о возможности условных завещании рассматривался многими учеными-цивилистами и большинство из них сходились в том, что такие завещания не противоречат закону. Однако нужно помнить, что недопустимы такие условия завещания, которые влекут ограничение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан. Например, условия о выборе той или иной профессии, поступлении в институт, проживании в конкретном населенном пункте, исполнении (или наоборот, неисполнении) религиозных обрядов, вступлении в брак с определенным лицом и т. п. — все это условия незаконные.
Наследник по завещанию, содержащему такие или подобные условия, может обратиться в суд с иском о признании завещания не действительным в части оговоренного условия. В случае удовлетворения его исковых требований он получит наследственное имущество без выполнения условий завещания. В том случае, если выполнение условия (имеются в виду правомерные условия) стало невозможным по причинам, не зависящим от наследника, при подтверждении этого обстоятельства судебным решением наследственное имущество также должно перейти в собственность такого наследника (а в случае его смерти — в собственность его наследников) без всяких условий.
Приведем пример: в завещании предусматривалось в качестве условия обязательное трудоустройство наследника. Это выполнено не было, поскольку наследник стал инвалидом (умер вскоре после открытия наследства или же, вступив в брак, стал заниматься ведением домашнего хозяйства). Наследник (или правопреемники умершего наследника) должен обратиться в суд с заявлением об установлении юридического факта — невозможности выполнения условия завещания. В случае вынесения судом положительного решения по заявлению наследник считается свободным от обязанности выполнения условия завещания.
Необходимо отметить, что составление завещания под отлагательным условием в пользу государства должно считаться неправомерным. Иное решение приведет к нарушению государственного суверенитета.
Характерными примерами правомерных условий, оговариваемых в завещании, могут служит, например: 1) получение наследственного имущества по достижении определенного возраста; 2) получение наследственного имущества по прошествии скольких-то лет со дня смерти завещателя; 3) прекращение ведения паразитического образа жизни; 4) прекращение злоупотребления алкоголем (да, г-н Сахаров, — это правомерное условие!) и т. д.
Разумеется, что предусмотреть все возможные правомерные или же, наоборот, неправомерные условия весьма трудно. Поэтому в случае возникновения спора вопрос должен решаться в судебном порядке.
«Мой брат в завещании указал, что свой автомобиль завещает мне, а свою жену лишает права на наследство. (Может, потому, что и женаты были всего-то два года.) Сына от первого брака, получается, он просто вообще забыл — о нем в завещании — ни слова. Кто из нас троих имеет право на гараж? О нем в завещании не говорится». К. Попов
В вашем письме, г-н Попов, содержится пример двух способов лишения наследства. Напомним, что ст.534 ГК РСФСР предоставляет гражданину право лишить одного, нескольких или даже всех наследников по закону права на наследство. Но как? Как раз теми двумя способами, которые сознательно или несознательно использовал Ваш, г-н Попов, брат.
Во-первых, можно прямо в тексте завещания указать; наследник такой-то лишается права на наследство. Во-вторых, можно, составляя текст завещания, просто умолчать о том или ином наследнике. Но надо помнить, что между этими двумя способами есть существенная разница. В первом случае гражданин, лишенный права на наследство, не может претендовать не только на имущество, указанное в завещании, но и на любое иное наследственное имущество, оставшееся незавещанным и потому распределяемое по правилам наследования по закону. Во втором же случае ситуация иная: на поименованное в завещании имущество «забытый» наследник претендовать не может, а вот в отношении имущества, в завещании не указанного, он — полноправный наследник. Правда, если о каком-либо наследнике по закону наследодатель умолчал в завещании, упоминающем: «завещаю все мое имущество, которое ко дню смерти окажется мне принадлежащим», то это лицо, казалось бы, фактически попадает в положение того наследника, который прямо лишен права на наследство.
Действительно, любое имущество наследодателя подпадает под формулу «все мое имущество» и распределяется между наследниками, указанными в завещании. Но может возникнуть ситуация когда единственный наследник по завещанию (или все наследники по завещанию) откажется от принятия наследства, будет признан недостойным наследником. Тогда «забытый» наследник может претендовать на наследственное имущество, а вот наследник, лишенный права на наследство путем прямого указания об этом тексте завещания, и в этом случае ничего получить не может.
Проиллюстрирую сказанное таким примером. Если Вы, г-н Попов, откажетесь от наследования автомобиля, то он перейдет к сыну Вашего брата, но не к его жене. Теперь вопрос: кто имеет право на гараж? Начнем от обратного. Вы, г-н Попов, права на это имущество не имеете, поскольку гараж не был предметом завещания, следовательно, наследуется в порядке, установленном ст.532 ГК РСФСР, (наследование по закону). Вы же являетесь наследником второй очереди и к наследованию не призываетесь (то, что Вы — наследник автомобиля по завещанию в данном случае значения не имеет). Вдова Вашего брата лишена права на наследство, что прямо предусмотрено завещанием. Следовательно, она тоже права на гараж не имеет. Сын Вашего брата не может претендовать на автомобиль — он завещан только Вам, но в отношении- всего остального имущества он- полноправный наследник. Вывод: право на наследование гаража имеет только сын.
«Мой муж пил. Я была вынуждена через суд признать его ограниченно дееспособным (так, кажется, это называется). Он обозлился и в отместку мне пошел и написал завещание на брата (а тот, кстати, такой же…). Прошло полгода и муж умер. Подскажите, мог ли он, ограниченный в дееспособности, составить завещание? И еще: могу ли я теперь судиться с его братом?» Ф. Ложкина
Для того чтобы ответить на Ваш, г-жа Ложкина, вопрос, я вынужден буду начать издалека.
Для удостоверения завещания необходимо, прежде всего, чтобы завещатель являлся дееспособным лицом.
Согласно ст.21 ГК РФ «способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста».
В случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения восемнадцати лет, гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак.
Исходя из приведенной нормы законодательства следует сделать вывод, что право завещать возникает с момента достижения 18-летнего возраста либо с момента вступления в брак, если последнее имеет место до достижения совершеннолетия. Этого взгляда придерживается большинство авторов, на такой позиции стоит судебная и нотариальная практика (см., например: Рубанов А.А. Право наследования. — М., 1978, с.50-51).
Однако в литературе было высказано мнение, согласно которому вступление в брак лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, не порождает у него права завещать свое имущество. Аргументируя свою точку зрения, П.С.Никитюк ссылается, по существу, на два обстоятельства.
Первое заключается в том, что ч.1 ст.21 ГК РФ говорит о гражданской дееспособности как «способности гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности», что по сравнению с «завещательной дееспособностью, как способностью создавать права и обязанности (По нашему мнению, обязанности у наследников возникают не в связи с «созданием» их завещателем, а в силу их самостоятельного волеизъявления — принятия наследство) на случай своей смерти для других (См.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. — Кишинев, 1973 г., с.119)», не является одним и тем же.
Этот аргумент нельзя признать убедительным, так как он основывается на неверном, казуистическом толковании закона. Исходя из смыслового толкования нормы ст.21 ГК РФ необходимо сделать вывод: законодатель имел в виду, что с момента вступления в брак лица, не достигшего 18-летнего возраста, у последнего возникает полная гражданская дееспособность, включая, разумеется, и праве завещать.
Второе обстоятельство, на которое ссылается П.С. Никитюк (см. с. 120 его книги), заключается в том, что вступление в брак лица, не достигшего 18-летнего возраста, не порождает у него права избирать и быть избранным, не изменяет его правосубъектности с позиций гражданского процессуального права и т. д. Но, очевидно, что нормы других отраслей права не могут являться критерием в данном случае, хотя бы в силу того, что, во-первых, вопросы гражданской дееспособности и, в частности, прав завешать, регулируются исключительно нормами гражданского законодательства, а во-вторых, право завещать и право избирать или быть избранными сравнивать нельзя, поскольку они относятся к разным правовым категориям.
В силу ст.29 ГК РФ гражданин, который «вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством РФ. Над ним устанавливается опека». Лица, признанные недееспособными, не могут совершать никаких сделок, в том числе и составлять завещания. Исходя из строго личного характера сделки-завещания, не может быть удостоверено завещание от имени недееспособного, даже с согласия его опекуна.
В судебной практике часто встречаются иски о признании завещания недействительным ввиду того, что наследодатель в момент удостоверения завещания находился в таком состоянии, когда он не мог понимать, значения своих действий или руководить ими. Статья 177 ГК РФ предусматривает, что сделки, совершенные в таком состоянии, должны быть признаны недействительными.
В юридической литературе отмечалось, что исходя из буквального толкования текста ст. 177 ГК РФ, право на иск о признании сделки недействительной имеет лицо, ее совершившее (либо прокурор в интересах этого лица), однако судебная практика трактует эту норму права расширительно, признавая право на иск и за наследниками завещателя. Такая позиция, основанная на том, что наследники завещателя являются его правопреемниками, представляется правильной.
Так, П.М. Кожин оставил завещание, где в качестве наследника было указано Мосгорфинуправление. Жена и сын Кожина — Чернышева и М.П. Кожин — заявили в суд иск к Мосгорфинуправлению о признании завещания недействительным. Суду были представлены документы, свидетельствовавшие о том, что П.М. Кожин страдал тяжелой формой шизофрении, состоял на учете в психоневрологическом диспансере, неоднократно помещался в психиатрические больницы, в связи с давним заболеванием являлся инвалидом I группы. Судебно-психиатрическая экспертиза на основании медицинских документов дала заключение о том, что П.М. Кожин в момент составления завещания не мог понимать значения своих действий. Решением районного народного суда Москвы иск Чернышевой и М.П. Кожина был удовлетворен, и ‘завещание П.М. Кожина признано недействительным.
Многие авторы отстаивают точку зрения, согласно которой лица, в судебном порядке признанные ограниченно дееспособными, не имеют права завещать. На этой же позиции стоит и нотариальная практика. Однако существуют и другие точки зрения. Так, согласно мнению Т.Д. Чепиги, этой категории лиц должно быть предоставлено право завещать (см.: Чепига Т.Д. К вопросу о праве завещать. — Вестник МГУ. Серия X. «Право», 1965, №2, с.51) и исходить при этом надо из следующего: 1) лицо, злоупотребляющее спиртными напитками или наркотическими веществами, не лишается законом полностью гражданской дееспособности, но лишь ограничивается в ней; 2) цель назначения попечительства над указанным лицом заключается в том, чтобы не допустить такого использования гражданином своего имущества (заработной платы, предметов домашнего обиход, денежных сбережений, других объектов личной собственности), которое идет во вред ему самому, его семье, наконец, по своим целям является антиобщественным использованием имущества; 3) завещание осуществляется после смерти наследодателя и при жизни последнего не может быть средством использования имущества в целях злоупотребления спиртными напитками и наркотическими веществами.
П.С. Никитюк придерживается той же точки зрения и при этом указывает на то, что ограниченно дееспособный может совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, только с согласия попечителей, а последние не вправе дать согласие на совершение такой сделки без предварительного разрешения органа опеки и попечительства (п.2 ст.37 ГК РФ; ст.132, 133 КоБС РСФСР; см.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс, с.121).
Думается, что такая позиция согласуется со смыслом п.2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 27 октября 1966 г. «О судебной практике по делам об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами», где завещание прямо указано в ряду действий, совершение которых ограниченно дееспособным, извините за тавтологию, ограничено и без согласия попечителя не допускается».
Против такой позиции высказывались возражения в том смысле, что предварительное согласие попечителя (а также органов опеки и попечительства) противоречит личному характеру сделки завещания (см.: Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967, с.49; Дронников В.К. Наследственное право Украинской ССР, с.18-19). Не соглашаясь с подобными возражениями. П.С.Никитюк абсолютно справедливо отмечает, что двусторонность сделки определяется не количеством лиц, причастных к ее совершению, а наличием согласованных волеизъявлений двух или более лиц (с. 122), что при составлении завещания, даже с согласия попечителя, не имеет места. Более того, попечитель не может изменить волю завещателя, он может либо дать согласие на удостоверение завещания, либо отказать в этом, причем отказ должен быть мотивирован.
На наш взгляд, наиболее правильна из приведенных точек зрения позиция Т.Д.Чепиги. Действительно, цель ограничения дееспособности лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими веществами, заключается именно в том, чтобы имущество не расходовалось в этих антисоциальных, антиобщественных целях. Исполнение завещания после смерти наследодателя исключает такую возможность. Если же завещатель составил распоряжение под влиянием склонности к алкогольным или наркотическим веществам, то в соответствии со ст. 177 ГК РФ наследники либо прокурор могут обратиться с иском (заявлением) в суд о признании такого завещания недействительным, так как в момент его удостоверения завещатель находился в состоянии, когда не мог понимать значения своих действий или руководить ими ввиду болезненного состояния, вызванного именно злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами.
Наиболее остро в юридической литературе дискутировался вопрос о завещательной правоспособности лиц в возрасте от 14 до 18 лет.
Большинство авторов, основываясь на действующем законодательстве, приходят к выводу о том, что частично дееспособные правом завещать не обладают.
Указанная позиция полностью соответствует законодательству. Действительно, завещать принадлежащее им имущество несовершеннолетние, по общему правилу, не могут. Однако из анализа п.2 ст.26 ГК РФ, предоставляющего несовершеннолетним право распоряжаться своим заработком и стипендией, следует сделать вывод о том, что так как понятие «право завещать» входит в понятие «распоряжаться», то в отношении указанного имущества несовершеннолетние обладают завещательной правоспособностью. При ином толковании закона трудно было бы объяснить, почему несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет имеет право устраиваться на работу, самостоятельно получать заработную плату, распоряжаться ею по своему усмотрению, но не может распорядиться тем же имуществом на случай своей смерти.
Вряд ли у кого-либо вызовет возражения .перечисление несовершеннолетним своего заработка, например, в Российский фонд мира либо на счет детского дома, где подросток воспитывался. Столь же правомерным представляется и такое же распоряжение несовершеннолетнего, но сделанное в виде завещания.
Возражая против предоставления несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет права завещать, Т.Д. Чепига приводит следующий аргумент: устанавливая право несовершеннолетнего самостоятельно распорядиться своей стипендией или заработком, ст.26 ГК РФ предусматривает возможность ограничения или лишения несовершеннолетнего этого права. При таких условиях нельзя допустить распространительное толкование ст.26 ГК РФ и признать за несовершеннолетним право завещать свое имущество, приобретенное за счет заработной платы или стипендии (см.: Чепига Т. Д. К вопросу о праве завещать, с.48).
Такое возражение не достигает своей цели. Потенциальная возможность ограничения в праве распоряжаться заработком не есть основание лишения права завещать. Потенциально ограничено в праве распоряжаться своим заработком, имуществом любое лицо, если оно, например, станет злоупотреблять спиртными или наркотическими веществами. Однако пока нет такого злоупотребления, нет и никаких ограничений. Аналогично, думается, должен решаться вопрос и в отношении несовершеннолетних — потенциальная возможность ограничения их права по распоряжению заработком (стипендией) не есть основание к лишению их права завещать.
Действующее законодательство предусматривает, что несовершеннолетний может быть автором изобретения или рационализаторского предложения, что влечет за собой выплату ему соответствующего вознаграждения. Известно достаточное количество случаев, когда несовершеннолетние реализуют указанное право, принося немалую пользу государству.
Небезынтересно и следующее обстоятельство. Действующие нормативные акты предоставляют несовершеннолетним, начиная с 15 лет, право заниматься деятельностью, связанной с использованием источника повышенной опасности. Так, Правила продажи населению легковых автомобилей и мотоциклов с колясками предоставляют несовершеннолетним, начиная с 15-летнего возраста, право покупать, а Положение о порядке присвоения квалификации водителя, выдачи водительских удостоверений и допуска водителей к управлению транспортными средствами — управлять мотоциклами, являющимися, как известно, источником повышенной опасности.
Думается, что для такой несогласованности отдельных нормативных актов, с одной стороны, допускающих владение источником повышенной опасности и его использование, а с другой стороны лишающих несовершеннолетнего права завещать, нет достаточных оснований.
Законодатель не случайно в ст.26 ГК РФ предусмотрел право несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет распоряжаться именно своим заработком и стипендией, а не своим имуществом. Имущество несовершеннолетнего может состоять и из денежных средств, а также вещей, полученных им, например, в порядке наследования, по договору дарения. Этим имуществом несовершеннолетний самостоятельно распоряжаться не вправе.
На основании изложенного, думаю, можно было бы предоставить несовершеннолетнему право завещать денежные средства и имущество, источником накопле-ния которых являются его личные заработок и стипендия, а также гонорары автора изобретения или рационализаторского предложения либо иные авторские вознаграждения. Вместе с тем в отношении имущества и денежных средств, полученных несовершеннолетним иным путем (наследование, дар и т.п.), несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет не должны обладать правом составлять завещательные распоряжения.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.