4.2. Общее и специальные коллизионные правила, действующие в области наследования

4.2. Общее и специальные коллизионные правила, действующие в области наследования
4.2. Общее и специальные коллизионные правила, действующие в области наследования

В ст. 1224 ГК РФ в принципе сохранено проводившееся в Основах 1961 и 1991 гг. разделение коллизионных правил, действующих в области наследования, на общее, применяемое к «отношениям по наследованию», и специальные, рассчитанные на отдельные виды таких отношений (к последним относятся нормы, касающиеся недвижимого имущества, завещательной дееспособности, формы завещания и акта его отмены). Но соотношение общего и специальных правил в ст. 1224 строится иначе, чем в Основах.
Правило, традиционно считающееся общим, подчиняет отношения по наследованию праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Подчеркнем: решающее значение придается закону последнего места жительства наследодателя, т.е. места жительства в момент смерти, но не места его временного пребывания, равно как и не закону его гражданства, на этот момент. Понятие «последнее место жительства», заменившее в ст. 1224 сохранявшееся в Основах 1961 и 1991 гг. понятие «последнее постоянное место жительства» (о последнем постоянном месте жительства говорится также в Модели ГК для стран СНГ и в основанных на Модели гражданских кодексах ряда этих стран), опирается, в случае его толкования по российскому праву, прежде всего на норму ст. 20 ГК РФ, согласно которой под местом жительства понимается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, а в отношении иностранных граждан, законно находящихся на территории РФ, — также на правила Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Общее правило п. 1 ст. 1224 согласуется с положением ст. 1115 ГК РФ о месте открытия наследства, которым является последнее место жительства наследодателя.

Общее правило заканчивается многозначительной оговоркой: «если иное не предусмотрено настоящей статьей». Смысл оговорки раскрывается в последующих специальных нормах ст. 1224. Одна из них предписывает применять к наследованию недвижимого имущества право страны, где находится это имущество, а к наследованию недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — российское право. Рассмотрим эту норму более подробно.
Основы 1961 г. подчиняли наследование строений, находившихся в СССР, во всех случаях советскому закону. Тем же законом определялась способность лица к составлению или отмене завещания, а также его форма, если завещалось строение, находившееся в СССР. Но Основы 1991 г., «освоившие» понятия недвижимого и движимого имущества, расширили объем соответствующих предписаний: они подлежали применению к наследованию не только строений, но и другого недвижимого имущества, находившегося в СССР, и прав на это имущество, а также к способности лица к составлению или отмене завещания и его форме, поскольку были завещаны указанное имущество или права на него. Приведенные правила вызвали неоднозначные оценки в отечественной доктрине, допускавшей по крайней мере два подхода к определению связанных с ними последствий. Трактовка их как закрепляющих исключения из общей нормы о праве, применимом к наследованию, означала, что наследование недвижимости, находившейся за границей, могло регулироваться законом последнего постоянного места жительства наследодателя. Признание же упомянутых правил односторонними коллизионными нормами открывало возможность строить на их основе путем толкования двустороннюю привязку к закону места нахождения недвижимости, относившуюся и к недвижимости, находящейся за рубежом. Собственно говоря, эта последняя позиция и нашла отражение в ст. 1224, а еще раньше — в Минской конвенции 1993 г. (таким образом, в решении данного вопроса российское законодательство как бы приблизилось к этой Конвенции *(291)).
«Сосуществование» в Основах 1991 г. названных общего и специальных правил позволяло говорить о двойственности (или раздвоении) статута наследования в российском праве*(292). Представляется, что такой вывод с введением в действие ст. 1224, включившей относящуюся к недвижимому имуществу двустороннюю коллизионную норму, опирается теперь на дополнительные, подкрепляющие эту позицию основания. В то же время «перераспределение» объема регулирования между общей и специальными коллизионными нормами не лишает первую титула «общей» (хотя и с более ограниченной по сравнению с Основами 1961 и 1991 гг. сферой применения). В ее «орбиту» входят отношения по наследованию, не подпадающие под действие специальных коллизионных правил абз. 2 п. 1 и п. 2 ст. 1224.
Здесь уместно напомнить, что ст. 130 ГК РФ относит к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. К недвижимым вещам законом может быть отнесено и иное имущество. Отнесение к недвижимому имуществу не только объектов, являющихся недвижимыми в силу своих естественных свойств («недвижимости по природе»), но и объектов, являющихся по своим естественным свойствам движимыми («недвижимости по закону» — воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов) практически предопределило введение в абз. 2 п. 1 ст. 1224 односторонней коллизионной нормы, подчиняющей наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву (независимо от места нахождения этого имущества). Нет необходимости доказывать, что распространение на наследование такого рода недвижимости права, действующего в конкретный момент в месте ее физического нахождения, может привести к случайным последствиям.
Двусторонние договоры о правовой помощи, в которых участвует Россия, наследованию движимого и недвижимого имущества посвящают разные коллизионные нормы, отсылающие в отношении недвижимого имущества — к праву страны его местонахождения, а в отношении движимого имущества к праву страны последнего постоянного места жительства наследодателя (большинство договоров) либо к праву страны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти (договоры с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, КНДР, Польшей, Румынией). В целом двусторонние договоры о правовой помощи, как и многосторонняя Конвенция 1993 г., посвящают вопросам наследования систему материально-правовых и коллизионных предписаний.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.