1.2. Российское и зарубежное законодательство — источник норм материального и коллизионного права в области наследования

1.2. Российское и зарубежное законодательство — источник норм материального и коллизионного права в области наследования
1.2. Российское и зарубежное законодательство — источник норм материального и коллизионного права в области наследования

Основу наследственного права России, включая ту его ветвь, которая относится к сфере международного частного права, образуют положения ст. 35 Конституции РФ, устанавливающие, что: право частной собственности охраняется законом; каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда; право наследования гарантируется.
С введением в действие части третьей ГК РФ существовавшая в стране система наследственного преемства обновлена на основе достижений частноправового законодательства последних лет, с учетом общепринятых международно-правовых норм. В нормах Кодекса нашли отражение основные принципы и подходы к регулированию наследственного преемства, закрепленные в Модели Гражданского кодекса для стран СНГ, часть третья которого была принята в качестве рекомендательного законодательного акта*(278) 17 февраля 1996 г. на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ.

Часть третья ГК РФ объединила разделы «Наследственное право» и «Международное частное право». Последний, вобравший в себя коллизионные нормы, действующие в сфере гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, завершается коллизионными правилами ст. 1224 о праве, подлежащем применению к отношениям по наследованию. Коллизионные нормы ст. 1224, за исключением правила, относящегося к наследованию недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, являются двусторонними, способными подчинять отношение как отечественному, так и иностранному праву. Иностранное право может быть применено в сфере наследственных отношений и в силу Основ законодательства РФ о нотариате. Как предусмотрено в ст. 104 Основ, нотариус в соответствии с законодательством РФ, международными договорами применяет нормы иностранного права. Нотариус принимает документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров, а также совершает удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ.
В соответствии со ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил Кодекса не следует иное. Наследование регулируется Гражданским кодексом РФ и другими законами, а в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами (о терминах «законы» и «иные правовые акты» см. п. 2 и 6 ст. 3 ГК РФ).
Для решения отдельных вопросов наследования, возникающих в условиях международной жизни, важное значение имеют также некоторые положения Земельного кодекса РФ, Кодекса торгового мореплавания РФ, Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», Законов РФ «Об авторском праве и смежных правах», «О правовой охране топологий интегральных микросхем», Патентного закона РФ и др. Сохраняют значение в ограниченных пределах нормы Консульского устава СССР, относящиеся к функциям консулов по вопросам наследования. В ст. 1186 ГК РФ, перечисляющей основания для определения права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с иностранным элементом, судебный прецедент не назван в составе источников международного частного права. Тем не менее нельзя не подчеркнуть возрастающее значение российской судебной практики в формировании норм права, что определяет усиливающийся интерес к ее изучению и обобщению*(279).
Зарубежное законодательство, включающее нормы международного частного права, применимые к отношениям по наследованию, представлено законами о международном частном праве (Австрия, Азербайджан, Венгрия, Венесуэла, Грузия, Италия, Лихтенштейн, Польша, Румыния, Словакия, Тунис, Турция, Чехия, Швейцария, Эстония), гражданскими кодексами (Вьетнам, Германия, Греция, Египет, Иран, Испания, канадская провинция Квебек, Куба, Латвия, Литва, штат Луизиана, Мексика, Монголия, Перу, Португалия, Уругвай, Франция, Чили), иными законами (Буркина-Фасо, Китай, Мадагаскар, Объединенные Арабские Эмираты, Республика Корея, Таиланд, Япония)*(280). Отношениям по наследованию посвящены заключительные статьи разделов о международном частном праве Модели ГК для стран СНГ и основанных на Модели Гражданских кодексов Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Узбекистана. Законы о международном частном праве Азербайджана и Грузии содержат положения о праве, применимом к отношениям по наследованию, отличающиеся от положений Модели.
В разд. V «Наследственное право» части третьей ГК РФ российское материальное право, регулирующее отношения по наследованию, претерпело существенные изменения. Не столь масштабны изменения, внесенные ст. 1224 разд. VI «Международное частное право» в коллизионное регулирование наследственных отношений. Впрочем, изменения в в данной области коллизионного права не ограничиваются рамками ст. 1224, определяющей право, подлежащее применению к отношениям по наследованию. Ведь нормы ст. 1224 применяются в увязке с общими началами коллизионного права, выраженными в ст. 1186-1194 ГК РФ. Общие положения гл. 66, объединившей эти статьи, включая положения о квалификации юридических понятий, праве страны с множественностью правовых систем, взаимности, об обратной отсылке, установлении содержания норм иностранного права, императивных нормах, оговорке о публичном порядке, о реторсиях, устанавливают условия применения коллизионных правил, относящихся к отдельным видам гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, в том числе правил ст. 1224. Так, положения ст. 1190 ГК РФ, предусмотрев возможность принятия обратной отсылки лишь в случаях, связанных с отсылкой к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица (ст. 1195-1200 ГК РФ), тем самым исключили за этими рамками такую возможность для определения статута наследования при решении коллизионных вопросов, подпадающих под действие ст. 1224.
От квалификации понятия «наследственное имущество» как обозначающего недвижимое или движимое имущество может зависеть выбор надлежащей коллизионной нормы.
Материально-правовые предписания разд. V ГК РФ специально, т.е. прямо указывая на это, регламентируют отношения по наследованию, осложненные иностранным элементом, в следующих случаях: 1) если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории РФ, неизвестно или находится за ее пределами, местом открытия наследства в Российской Федерации признается согласно ст. 1115 место нахождения такого наследственного имущества*(281); 2) в соответствии с п. 2 ст. 1116 к наследованию по завещанию могут призываться иностранные государства и международные организации.
Как следует из Вводного закона к части третьей ГК РФ, эта часть Кодекса, включая разд. V «Наследственное право» и VI «Международное частное право», применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. Но по гражданским правоотношениям, возникшим до введения в действие части третьей Кодекса, к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие, применяется лишь разд. V. Как видно, в силу Вводного закона к такого рода правам и обязанностям в соответствующих случаях подлежит применению не раздел VI Кодекса, включая ст. 1224, а прежнее законодательство (в первую очередь — соответствующие разделы Основ 1991 г. и ГК 1964 г.)*(282).



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.