1.1. Международный договор как инструмент регулирования наследственных отношений

1.1. Международный договор как инструмент регулирования наследственных отношений
1.1. Международный договор как инструмент регулирования наследственных отношений

Международное частное право регулирует гражданско-правовые в широком смысле слова отношения, возникающие в условиях международной жизни (или, если следовать принятой терминологии, «осложненные иностранным элементом»). Проявления иностранного элемента, осложняющего отношения по наследованию, многообразны: иностранное гражданство участников (участника) такого отношения, проживание их (его) за границей, нахождение за границей всего или части наследственного движимого и/или недвижимого имущества, составление за рубежом завещательного распоряжения и др. Наличие иностранного элемента в составе отношения по наследованию обусловливает постановку коллизионного вопроса, преодолеваемого с помощью средств международного частного права. Коллизии законов в сфере отношений по наследованию объясняются различиями, нередко существенными, в содержании норм наследственного права отдельных стран и относительно скромными успехами в его унификации.

Как отмечал один из основоположников российской цивилистики Д.И. Мейер, «право наследования у каждого народа своеобразно…»*(273). Много лет спустя Л.А. Лунц, констатируя серьезные расхождения в содержании законов зарубежных стран, регулирующих переход имущества умершего к его правопреемникам, обращал внимание на определенный консерватизм, отличающий правовое регулирование наследственного правопреемства, медленные темпы его развития; указывалось и на то, что интернационализация экономических отношений еще относительно слабо влияет на законодательство в области наследования отдельных стран, мало содействует его сближению*(274). Различия касаются и способов решения нередко сложных коллизионных вопросов наследственных отношений.
Наследование — один из старейших институтов гражданского права; с обращением к этому институту связана и история становления международного частного права: одна из ее ранних страниц напоминает о договоре князя Олега с греками (911 г.), содержавшем положение о наследовании имущества русских, находившихся на службе в Греции. Подверженное влиянию национальных традиций, религиозных и иных воззрений, законодательство, регламентирующее отношения по наследованию, особенно его материально-правовые предписания, — далеко не самый «удобный» материал для международно-договорной унификации. Тем не менее ознаменовавший последние десятилетия минувшего века «всплеск» унификационных работ в области международного частного права принес ощутимые результаты и в сфере наследственных отношений, выразившиеся прежде всего в подписании ряда многосторонних международных договоров универсального характера. К таким договорам относятся Гаагские конвенции: о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г.; относительно международного управления имуществом умерших лиц 1973 г.*(275); о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании 1985 г.; о праве, применимом к наследованию имущества умерших лиц, 1989 г.; а также Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме международного завещания 1973 г.*(276)
Региональными международными договорами, решающими, в частности, вопросы наследования, являются Конвенция о международном частном праве 1928 г. (Кодекс Бустаманте), Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция). Российской Федерацией и большинством других стран СНГ 7 октября 2002 г. подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Кишиневская конвенция). Эта Конвенция не внесла существенных изменений по сравнению с положениями Минской конвенции в регулирование отношений по наследованию. Как и Минская конвенция, Кишиневская конвенция не затрагивает прав и обязательств Договаривающихся Сторон, вытекающих из других международных договоров, участниками которых они являются или могут стать. Это означает, что в случае расхождения норм названных конвенций с нормами двусторонних международных договоров, действующих в отношениях между одними и теми же странами, применяются нормы двусторонних договоров*(277).
Российская Федерация участвует в двусторонних международных договорах, регулирующих и наследственные отношения (о правовой помощи, консульские конвенции и др.). Наиболее широкий круг вопросов, касающихся отношений по наследованию, предусматривают продолжающие действовать для России договоры о правовой помощи, заключенные в прошлом СССР с рядом стран Восточной Европы, КНДР, Кубой, Монголией, а также договоры о правовой помощи между Российской Федерацией и странами — бывшими союзными республиками, договоры о правовой помощи с Египтом, Ираном, Польшей.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.