1.4. Пределы ответственности наследников

1.4. Пределы ответственности наследников
1.4. Пределы ответственности наследников

Все наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, но при этом каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Это, в частности, означает, что кредитор по своему усмотрению вправе требовать исполнения как от всех наследников-должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Если кредитор не получит полного удовлетворения от одного из солидарных должников, он имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников, которые остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью (см. ст. 323 ГК РФ).

При этом наследник не должен отказывать кредитору в удовлетворении его требований со ссылкой на то, что он принял лишь часть наследственного имущества и что наряду с ним имеются другие наследники. Он обязан удовлетворить такие требования в пределах стоимости перешедшего к нему имущества.
Исполнение солидарной обязанности полностью одним или несколькими должниками освобождает остальных должников от ее исполнения кредитору. Однако в связи с исполнением такой обязанности между наследниками возникает регрессное обязательство, в силу которого должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам соразмерно их долям в наследственном имуществе за вычетом доли, падающей на него самого*(189).
Предположим, что после смерти гражданина осталось наследство, состоящее из вклада в банке (размером 100 тыс. руб.), завещанного старшему сыну, автомобиля (стоимостью 200 тыс. руб.), завещанного младшему сыну, и дачи (стоимостью 300 тыс. рублей), завещанной сестре наследодателя. Кроме того, в составе наследства оказался долг по договору займа в размере 150 тыс. руб. Все три наследника наследство приняли. Кредитор предъявил свои требования к сестре наследодателя, которая полностью долг погасила. Удовлетворив требования кредитора, сестра наследодателя приобрела право регрессного требования к сыновьям умершего. При этом со старшего сына она вправе получить 1/6 от суммы уплаченного долга (так как его доля в наследственном имуществе составляет именно 1/6 — 100 тыс. от 600 тыс. (100 тыс. + 200 тыс. + 300 тыс.)), а с младшего — 1/3 уплаченной суммы. Таким образом, старший сын будет обязан к уплате 25 тыс. руб., а младший — 50 тыс.руб.
Аналогичные правила применяются и тогда, когда кредитором наследодателя оказался один из наследников.
Особого внимания заслуживают ситуации, когда отдельные права кредиторов оказываются связанными лишь с конкретным имуществом из состава наследства. В этом случае удовлетворение требований кредиторов одним из наследников не порождает регрессных обязательств с участием всех наследников. Предположим, что в составе наследства оказывается имущество, обремененное залогом. Если такое имущество наследуется по завещанию одним из наследников, то возможные требования по обращению взыскания на заложенное имущество будут связывать лишь наследника, который принял соответствующее имущество. Рассчитавшись с залогодержателем, такой наследник не сможет предъявить регрессные требования к другим наследникам. Подобное положение объясняется природой залоговых отношений. Так, согласно ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество к другому лицу в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. При этом правопреемник залогодателя становится на его место и несет все обязанности залогодателя, если только соглашением с залогодержателем не было установлено иное. Если же имущество залогодателя, являющееся предметом залога, перешло в порядке правопреемства к нескольким лицам, каждый из правопреемников (приобретателей имущества) несет вытекающие из залога последствия неисполнения обеспеченного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части указанного (т.е. заложенного) имущества. Однако если предмет залога неделим или по иным основаниям остается в общей собственности правопреемников, они становятся солидарными залогодателями, но и при этом предел их залоговой ответственности будет ограничиваться стоимостью имущества, находящегося в залоге (а не стоимостью всего унаследованного имущества). В случае когда стоимость перешедшего к наследникам заложенного имущества окажется недостаточной, соответствующие требования кредитора могут быть удовлетворены на общих основаниях за счет иного наследственного имущества*(190).
Стоимость наследственного имущества как предел ответственности наследников по долгам наследодателя имеет принципиальное значение и во всех иных ситуациях. Для ее определения кредиторы как никто иной должны быть заинтересованы в наиболее точном установлении состава наследства. При этом важно обратить внимание на то, что, если наследственное имущество четко не определено в завещании, не относится к объектам, подлежащим специальному учету (объекты недвижимости, автомобили, права, связанные с участием в коммерческих организациях, и т.п.), либо состоит в своей основе из предметов домашней обстановки, доказать принадлежность отдельных объектов к наследству крайне затруднительно. В силу этого состав и как следствие — стоимость наследственного имущества могут существенно «сократиться». Кроме того, возможна постановка вопроса и о совместной собственности супругов, если умерший состоял в браке.
Так, по одному из дел, рассмотренных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, было установлено, что Х. и К. заключили между собой договор займа. Спустя некоторое время заемщик (К.) умер, а долг возвращен не был. Х. просил возложить обязанность по исполнению условий договора на С. — супругу умершего, как на наследницу по закону. Одновременно было установлено, что, рассматривая данное дело, суд нижестоящей инстанции не исследовал всех обстоятельств дела. В частности, не был исследован вопрос о составе наследственного имущества, и в деле отсутствовали доказательства того, что все указанное истцом имущество является единоличной собственностью умершего. В результате действительная стоимость наследственного имущества, в пределах которой наследник должен отвечать по долгам наследодателя, была определена без учета ст. 34 СК РФ «Совместная собственность супругов». При таких обстоятельствах Судебная коллегия обоснованно отменила состоявшееся решение и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции*(191).
Чтобы облегчить определение состава наследственного имущества, кредиторы могут потребовать установления мер по его охране (ст. 1171 ГК РФ). При этом состав наследственного имущества определяется на момент открытия наследства. Что же касается цены, то согласно ст. 1172 ГК РФ она может быть установлена по соглашению между наследниками, а при отсутствии такого соглашения независимым оценщиком. В случае несогласия с полученной подобным образом оценкой кредиторы вправе обратиться в суд и в рамках судебного процесса потребовать независимой экспертной оценки имущества.
Обращение взыскания на наследственное имущество осуществляется в общем порядке по правилам процессуального законодательства. В этой связи особого внимания заслуживает вопрос о невозможности обращения взыскания на отдельные виды имущества из состава наследства. Так, в соответствии со ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:
жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением;
земельные участки, на которых расположены такие жилые помещения, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает 100 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда*(192);
продукты питания и деньги на общую сумму не менее трехкратной установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника, лиц, находящихся на его иждивении, а в случае их нетрудоспособности — шестикратной установленной величины прожиточного минимума на каждого из указанных лиц*(193);
племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а также хозяйственные строения и сооружения, корма, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.
Вместе с тем невозможность обращения взыскания на указанное имущество не означает прекращение прав кредиторов. Соответствующие права могут быть реализованы как за счет уже имеющегося у должников другого имущества (приобретенного по основаниям, не связанным с наследованием), так и за счет имущества, которое появится позже. Такое положение объясняется тем, что наследники отвечают по долгам наследодателя не самим наследственным имуществом, а лишь в пределах его стоимости.
В заключение представляется необходимым рассмотреть вопрос об отдельных особенностях определения размера требований кредиторов.
Один из таких вопросов связан с обязательствами, в которых срок исполнения определен моментом востребования.
В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должно быть исполнено должником в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства. При этом в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ течение исковой давности по таким обязательствам начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.
Возьмем, например, обязательства займа. В случаях, когда срок возврата суммы займа не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение 30 дней со дня предъявления требования, если только иное не предусмотрено договором (абз. 2 п. 1 ст. 810 ГК РФ). С учетом изложенного можно заключить, что применительно к подобным ситуациям срок исковой давности должен исчисляться по истечении со дня займа льготного тридцатидневного срока. Такой подход вполне оправдан, поскольку позволяет стимулировать участников гражданских правоотношений более определенно оформлять свои отношения*(194).
Другая проблемная ситуация связана с применением санкций за несвоевременное исполнение обязательств. Несмотря на то что прямого ответа на поставленный вопрос закон не дает, определенные правила имеются в общих нормах обязательственного права.
Начнем с того, что для надлежащего исполнения обязательства должник должен быть осведомлен о своем долге. Предъявляя требования к должнику, едва ли возможно ограничиться лишь простой ссылкой на универсальный характер наследственного правопреемства. Одновременно нельзя забывать, что применение мер гражданско-правовой ответственности по общему правилу основывается не только на объективных, но и на субъективных началах. Как следует из п. 1 ст. 401 ГК РФ, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Ни один из законов не предусматривает каких-либо значимых для рассматриваемой ситуации особенностей возложения гражданско-правовой ответственности на наследников. Вместе с тем особые условия ответственности вполне могут оказаться в договоре, заключенном при жизни наследодателя. Однако и в этом случае вопрос об осведомленности наследников о долгах наследодателя не должен оставаться неучтенным. При этом в качестве аналогии может быть использовано правило п. 3 ст. 382 ГК РФ, в соответствии с которым, если должник не был уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. По смыслу данного правила незнание подобного рода извинительно. В этой связи в случае незнания наследником о долге наследодателя его ответственность за обусловленное таким незнанием неисполнение либо ненадлежащее исполнение перешедшего к нему обязательства должна исключаться*(195). Однако данное правило следует относить лишь к тем санкциям, которые могли бы быть начислены после открытия наследства.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.