1. Необходимость охраны наследства и управления им

1. Необходимость охраны наследства и управления им
1. Необходимость охраны наследства и управления им

Наследственное имущество принадлежит наследнику, принявшему наследство, с момента открытия наследства. Между тем момент открытия наследства и момент принятия его наследником могут быть отделены один от другого определенным промежутком времени. На наследника, таким образом, возлагается бремя содержания наследственного имущества с момента открытия наследства до его принятия. В то же время наследник может воспользоваться плодами, продукцией, доходами и иными приращениями наследственного имущества, возникшими за этот период.

Правда, совершать юридически значимые действия в отношении этого имущества наследник может лишь после принятия наследства и оформления своих прав на него (п. 4 ст. 1152 ГК РФ). Следовательно, до этого момента наследник лишен возможности защищать свое право на получение наследственного имущества в количестве, по крайней мере, не меньшем, и состоянии — не худшем, чем оно было к моменту открытия наследства. Не имеют возможности защитить в этот период свои права и интересы (во многом совпадающие с интересами наследников) и отказополучатели и кредиторы наследодателя. Полноценная реализация указанными лицами принадлежащих им прав (соответственно на получение отказа и удовлетворение требований к наследодателю) напрямую зависит от количественных и качественных характеристик наследственного имущества. Заинтересованными в принятии мер по охране наследства и управлению им могут оказаться и другие лица, имеющие право на покрытие за счет наследственного имущества понесенных расходов, вызванных предсмертной болезнью наследодателя или связанных с его похоронами, а также лица, имеющие в отношении наследственного имущества другие обязательственные права, — арендаторы (п. 1 ст. 617 ГК РФ), получатели ренты (п. 1 ст. 586 ГК РФ).
Следовательно, в той мере, в какой наследственное имущество нуждается в охране и управлении до того момента, как необходимые действия сможет осуществлять соответствующий собственник (т.е. до принятия наследства), возникает потребность наделения такими полномочиями и иных управомоченных лиц.
Действующее законодательство наделяет правом принятия необходимых мер нотариуса (п. 1 ст. 1171 ГК РФ), исполнителя завещания (пп. 2 п. 2 ст. 1135 ГК РФ), а также должностных лиц органов местного самоуправления и должностных лиц консульских учреждений РФ*(169) (п. 7 ст. 1171 ГК РФ) — в случаях, когда эти лица наделены правом совершения нотариальных действий. Кроме того, фактические действия, направленные на охрану и управление наследством, могут в ряде случаев совершаться и самими наследниками (п. 2 ст. 1153, п. 4 ст. 1172 ГК РФ).
В соответствии со ст. 36 Основ законодательства РФ о нотариате принимать меры к охране наследственного имущества могут лишь нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах. Однако при отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной конторы принятие указанных мер поручается совместным решением органа юстиции и нотариальной палаты одному из нотариусов, занимающихся частной практикой.
В случае отсутствия в населенном пункте нотариуса должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные совершать нотариальные действия, принимают меры к охране наследственного имущества (пп. 3 ст. 37 Основ законодательства РФ о нотариате).
Что касается принятия мер по охране наследства и управлению им должностными лицами органов местного самоуправления, то ныне действующее наследственное законодательство (п. 7 ст. 1171 ГК РФ) допускает, что соответствующие меры могут быть приняты лишь в случае, когда указанным должностным лицам право совершения таких нотариальных действий предоставлено законом. Закон РФ от 6 июля 1991 г. «О местном самоуправлении в Российской Федерации»*(170) (п. 10 ст. 54) предоставлял поселковым и сельским администрациям право совершать «в соответствии с законодательством» нотариальные действия. Однако, поскольку принятые позднее Основы законодательства РФ о нотариате (гл. VIII) не упоминали о подобных полномочиях органов местного самоуправления, а Конституция РФ 1993 г. исключила органы местного самоуправления из системы органов государственной власти (ст. 12), приведенное положение ст. 54 Закона о местном самоуправлении следует считать фактически утратившим силу. Вопрос о предоставлении должностным лицам органов местного самоуправления права совершения нотариальных действий является одним из наиболее насущных вопросов совершенствования наследственного законодательства, так как граждане, проживающие в отдаленных от областных центров местностях (где нет не только нотариусов, но и органов государственной власти), лишены возможности в полной мере воспользоваться предоставляемыми законом возможностями охраны своих наследственных прав, в том числе права на охрану наследственного имущества. В настоящее время, в условиях отсутствия в федеральном законодательстве нормы, наделяющей должностных лиц органов местного самоуправления правом совершения нотариальных действий, судебная практика в ряде случаев признавала правомерность соответствующих действий указанных должностных лиц*(171).
Инициатива принятия мер по охране и управлению наследством может исходить от одного или нескольких наследников, исполнителя завещания, органа местного самоуправления, органа опеки и попечительства либо от любого другого лица, действующего в интересах сохранения наследственного имущества. Именно по заявлению указанных лиц нотариус может принимать соответствующие меры (п. 2 ст. 1171 ГК РФ).
Меры по охране наследства могут приниматься не только наследниками по завещанию или наследниками по закону призываемой к наследованию очереди, но и иными лицами, которых закон включает в число возможных наследников по закону, так как до момента принятия наследства круг наследников, к которым в конце концов перейдет наследственное имущество, не может считаться вполне определенным (следует помнить о возможности отказа от наследства, наследственной трансмиссии, отстранении недостойных наследников и т.п.).
К числу лиц, по инициативе которых нотариус должен принять меры по охране и управлению наследственным имуществом, закон относит любых лиц, действующих «в интересах сохранения наследственного имущества» (п. 2 ст. 1171 ГК РФ). К таким лицам, безусловно, относятся заинтересованные в сохранении наследственного имущества кредиторы наследодателя; представляющие интересы государства как наследника органы исполнительной власти; отказополучатели, имеющие право на получение за счет наследственного имущества завещательного отказа, а также представители органов прокуратуры и внутренних дел, представители общественных организаций, творческих союзов и т.п.
Основы законодательства РФ о нотариате указывают, что соответствующие меры принимаются нотариусом «по сообщению граждан, юридических лиц либо по своей инициативе» (ст. 64). Таким образом, получается, что нотариальное законодательство позволяет нотариусу принимать меры по охране наследства по своей инициативе, а наследственное законодательство такой возможности не предусматривает. В литературе было высказано мнение о том, что принятие мер по охране наследства нотариусом по собственной инициативе не соответствует действующему законодательству и противоречит принципам взаимодействия государства с субъектами гражданского права в отношениях, основанных на частных интересах*(172). С такой позицией нельзя согласиться, так как лишение нотариуса инициативы в принятии мер по охране наследства может привести к тому, что при отсутствии лиц, перечисленных в абз. 1 п. 2 ст. 1171 ГК РФ, меры по охране наследства не будут своевременно приняты, результатом чего может стать утрата или повреждение наследственного имущества. Поэтому абз. 1 п. 2 ст. 1171 необходимо истолковать таким образом, что в отсутствие заявления прямо названных в законе лиц о принятии мер по охране наследства и управлению им нотариус, которому стало известно о необходимости принятия этих мер, действуя в интересах сохранения наследственного имущества, не только может, но и должен принять соответствующие меры по собственной инициативе для защиты интересов заинтересованных лиц.
Нотариальная практика исходит из того, что заявления о принятии мер по охране наследства могут быть поданы нотариусу как в письменной, так и в устной форме. При наличии исполнителя завещания меры по охране и управлению наследством принимаются нотариусом по согласованию с этим лицом. В то же время исполнитель завещания, в отличие от нотариуса, имеет право самостоятельно (т.е. не дожидаясь заявления кого-либо из заинтересованных лиц, к которым закон в данном случае относит лишь наследников) принимать необходимые меры, направленные на сохранение наследственного имущества и управление им (абз. 2 п. 2 ст. 1171 ГК РФ).
Подробно регулируя права нотариуса и исполнителя завещания по охране и управлению наследством, закон наделяет этих лиц разным кругом полномочий. Так, правом заключения договоров хранения и доверительного управления наделены и нотариус, и исполнитель завещания (п. 4 ст. 1172, ст. 1173 ГК РФ), однако только нотариус может запрашивать сведения об имуществе наследодателя, находящемся у других лиц (п. 3 ст. 1171 ГК РФ), направлять поручение о принятии мер по охране и управлению наследством, находящимся не в месте открытия наследства (п. 5 ст. 1171 ГК РФ), а также производить опись наследственного имущества (п. 1 ст. 1172 ГК РФ). Таким образом, законодатель, предоставив исполнителю завещания свободу инициативы в принятии надлежащих мер, ограничил его в части возможности самостоятельного осуществления целого ряда мер, которые могут быть исполнены только нотариусом. Следует также отметить, что закон по-разному регламентирует и продолжительность осуществления этими лицами мер по охране и управлению наследством.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.