8.2.2. Юридические лица

8.2.2. Юридические лица
8.2.2. Юридические лица

Юридические лица могут быть призваны к наследованию только по завещанию, при условии, что они существовали на день открытия наследства.
В период действия прежнего законодательства, когда в качестве возможных наследников упоминались лишь государственные, кооперативные и общественные организации (ст. 534 ГК 1964 г.), юридические лица, прямо не обозначенные в нормах гражданского законодательства о наследовании, но существовавшие на момент открытия наследства и указанные в завещании (например, товарищества и общества), могли призываться к наследованию на основании аналогии закона, в силу провозглашенного равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений.

Установление существования юридического лица на момент открытия наследства производится на основании данных государственного реестра юридических лиц.
При этом необходимо учитывать, что изменение юридическим лицом фирменного наименования не ведет к появлению нового субъекта права, и такое лицо должно призываться к наследованию.
Вместе с тем вопрос о призвании к наследованию юридического лица, прошедшего реорганизационные процедуры, полагаю, должен решаться в зависимости от вида состоявшейся реорганизации. Для целей наследственного правопреемства не имеют значения выделение из юридического лица самостоятельных субъектов и присоединение к нему других юридических лиц. Соответствующие субъекты права (юридические лица, из состава которых выделились другие юридические лица либо к которым присоединились другие юридические лица) не утрачивают возможности вступить в наследство.
Если же юридическое лицо было реорганизовано путем разделения, слияния либо преобразования, то исходя из правил ст. 1116 ГК РФ оно не может быть призвано к наследованию.
Однако такое положение дел вызывает заслуженные упреки.
Предположим, что прекращение реорганизуемого юридического лица произойдет после открытия наследства, но до истечения срока на его принятие, и при этом воля юридического лица на принятие либо отказ от наследства не будет выражена его органами. В подобной ситуации вывод о возможности заступления универсальных правопреемников юридического лица на его место в наследственных правоотношениях напрашивается сам собою. Однако недвусмысленная формулировка ст. 1116 блокирует подобную возможность, допуская призвание к наследованию исключительно указанных в завещании юридических лиц. Каких-либо специальных норм (сродни нормам о наследственной трансмиссии, применимым к отношениям с участием граждан) на сей счет в гражданском законодательстве не существует.
Нельзя не учитывать и положение тех универсальных правопреемников юридического лица, которые появились до открытия наследства. Завещатель не всегда мог быть осведомлен о состоявшемся правопреемстве и, следовательно, не мог изменить содержание завещания. Многие же из тех, кто мог быть осведомлен, скорее всего, не допускали и мысли о том, что их воля не будет исполнена (например, работник организации, сменившей лишь организационно-правовую форму, но не сменившей ни фирменное наименование, ни род деятельности). Существующее положение дел нельзя признать удовлетворительным. Остается ждать, что со временем поставленный вопрос найдет разрешение либо в судебной практике, либо в специально принятой правовой норме.
Не могут быть наследниками и образования, не имеющие статуса субъекта гражданского права (филиалы, представительства, кафедры институтов и т.п.). Однако в тех случаях, когда подобные образования обозначены в завещании гражданина как наследники, полагаю, следовало бы признать допустимым переход наследства к субъектам гражданского права, организационно связанным с обозначенными структурными подразделениями, тем самым максимально приближая исполнение завещания к воле наследодателя. Вместе с тем добиться подобного результата будет едва ли возможно даже в суде.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.