4. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.

4. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.
4. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.

Переход после окончания гражданской войны к новой экономической политике, направленной прежде всего на создание экономического фундамента дальнейшего развития страны, предусматривал использование рыночных товарно-денежных отношений, допущение в оборот различных форм собственности (в том числе частнокапиталистической). В этих условиях потребовали изменения и нормы о наследовании, главным образом в части снятия установленных в период военного коммунизма запретов наследования частной собственности как меры, стимулировавшей «допущенное законом частное накопление имущества»*(15), которое, в свою очередь, находясь в экономическом обороте, способствовало развитию производительных сил страны.

Первым шагом на этом пути стало Постановление III сессии ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР»*(16), установившее право наследования по закону и по завещанию супруга и прямых нисходящих родственников наследодателя в пределах общей стоимости наследства в 10 000 золотых рублей. Дальнейшее развитие наследственное право получило в принятом в 1922 г. и введенном в действие с 1 января 1923 г. Гражданском кодексе РСФСР, который с последующими изменениями и дополнениями действовал до 1 октября 1964 г.
Гражданский кодекс 1922 г. установил наследование имущества, какова бы ни была его природа, в пределах 10 000 золотых рублей. Превышение указанного предела допускалось только в случаях, когда в наследственное имущество входили права, вытекавшие из заключенных частными лицами с государством арендных, концессионных и других договоров. Максимум наследования, установленный в целях ограничения накопления крупной частнокапиталистической собственности, сохранялся до тех пор, пока частнокапиталистические элементы участвовали в экономическом обороте наряду с государственной и коллективной формами собственности. С развитием социалистической индустриализации страны, когда частнокапиталистические элементы постепенно вытеснялись из экономического оборота, а вопрос «кто кого» был уже предрешен в пользу государственной собственности, максимум наследования был в 1926 г. отменен. В то же время целям предотвращения концентрации частными лицами крупной собственности в одних руках служила вплоть до 1943 г. прогрессивная шкала налогообложения наследства, предусматривавшая изъятие в качестве налога до 60% стоимости наследства, если она превышала 200 000 руб., и до 90% стоимости наследства, превышавшей 500 000 руб. При этом наследственное имущество стоимостью до 1000 руб. вообще освобождалось от налогообложения.
Принятым в 1922 г. одновременно с ГК Земельным кодексом РСФСР был предусмотрен особый порядок наследования общего имущества в колхозном дворе, ограничивавший открытие наследства случаем, когда умерший являлся последним членом двора. Во всех остальных случаях правила о наследовании не подлежали применению, а доля умершего в имуществе двора переходила к остальным его членам.
Наследниками по закону и по завещанию являлись прямые нисходящие родственники (дети, внуки и правнуки) и переживший супруг умершего, а также нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ст. 418 ГК 1922 г.). Из числа наследников, таким образом, были исключены родственники по боковой и восходящей линиям. В 1928 г. в число наследников были включены усыновленные и их нисходящие родственники. Кодекс не предусматривал наследования по праву представления и не устанавливал очередности призвания к наследованию, поэтому при наследовании по закону наследственное имущество делилось поровну между всеми наследниками (ст. 420 ГК 1922 г.). Наследники, проживавшие с наследодателем, при наследовании по закону получали сверх законной доли имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу, за исключением предметов роскоши (ст. 421 ГК 1922 г.).
Самостоятельно распорядиться своим имуществом на случай смерти могло лицо полностью дееспособное, т.е. достигшее 18 лет. Завещание могло быть составлено только в пользу законных наследников, завещание в пользу посторонних лиц не допускалось даже при отсутствии наследников по закону (ст. 422 ГК 1922 г.). Наследниками по закону исчерпывался также круг лиц, из числа которых завещатель мог подназначить наследника на случай, если назначенный наследник умрет до открытия наследства или не примет его (ст. 424 ГК 1922 г.). В 1928 г. было разрешено составлять завещания в пользу государства, государственных органов, а также партийных, профессиональных и кооперативных организаций. Завещатель, таким образом, имел возможность либо лишить наследства кого-либо или всех наследников по закону, и в этом случае соответствующее имущество в целом или в части в качестве выморочного переходило к государству, либо распределить наследственное имущество между наследниками по закону по своему усмотрению, отойдя от установленного законом равенства долей. В 1928 г. в ГК 1922 г. было введено правило об обязательной доле, которое запрещало лишать наследства несовершеннолетних наследников и предоставлять им по завещанию менее 3/4 законной доли (примечание 2 к ст. 422).
На получающего по завещанию наследственное имущество завещатель был вправе возложить исполнение какого-либо обязательства в пользу одного, нескольких или всех остальных наследников по закону, которые в силу этого распоряжения приобретали право требовать исполнения соответствующего обязательства от наследника по завещанию (ст. 423). В 1928 г. было допущено возложение исполнения каких-либо действий, направленных на осуществление общеполезной цели, а при завещании имущества в пользу государственных и кооперативных организаций разрешено указывать цель, на которую следует употребить это имущество.
Завещание допускалось только в письменной форме с последующим внесением в актовую книгу нотариального органа, которое в 1926 г. было заменено его нотариальным удостоверением. Завещание должно было подписываться самим завещателем, а в случае его неграмотности — третьим лицом, рукоприкладчиком (ст. 425). В 1928 г. было разрешено отступление от нотариальной формы для завещания паевых взносов, внесенных в первичную кооперативную организацию, которое могло осуществляться путем соответствующей надписи в членской книжке (примечание к ст. 425). В 1929 г. было введено удостоверение завещаний, составленных за границей, консулом или консульским агентом СССР, а завещаний, составленных лицом, находящимся на морском судне, — капитаном судна. В 1930 г. аналогичное право было предоставлено капитану судна внутреннего водного плавания. В 1942 г. был введен упрощенный порядок удостоверения командованием отдельных воинских частей завещаний лиц, состоящих в рядах армии и флота.
Существовавшее с 1922 г. право вкладчика указать не входившее в число наследников по закону лицо, которому в случае смерти вкладчика подлежал передаче его вклад в гострудсберкассе, Госбанке или Внешторгбанке, было в 1935 г. закреплено в ст. 436 ГК 1922 г. При этом было установлено, что указанные вклады не входят в состав наследства, а получающим их лицам из числа наследников вкладчика они не засчитываются в размер наследственной доли. Соответствующее распоряжение могло быть сделано в простой письменной форме в карточке лицевого счета или на сберегательной книжке и не требовало нотариального удостоверения. Правило ст. 436 ГК 1922 г. на практике часто использовалось для обхода правил, запрещавших составление завещания в пользу лиц, не относящихся к законным наследникам.
Позднее составленное завещание отменяло предыдущее, если только в последнем не оставалось распоряжений, не предусмотренных позднейшим завещанием (ст. 426). Отмена завещания без составления нового завещания допускалась путем подачи соответствующего заявления в суд или нотариальный орган (с 1930 г. — только в нотариальный орган).
Исполнение завещания возлагалось на назначенных в нем наследников или особое лицо — исполнителя завещания. В последнем случае требовалось согласие исполнителя на самом завещании или в отдельном приложенном к нему заявлении (ст. 427).
Сроки и порядок принятия наследства различались для наследников в зависимости от присутствия их в месте открытия наследства. Присутствующие наследники считались принявшими наследство, если в течение трех месяцев со дня открытия наследства они не заявляли надлежащему нотариальному органу об отказе от наследства. Доля отказавшегося наследника переходила к государству. Находившиеся налицо наследники могли вступить в управление наследством, не дожидаясь явки остальных наследников, каковые, своевременно явившись, могли истребовать свою долю наследственного имущества (ст. 429). Наследники, отсутствовавшие в месте открытия наследства, могли принять наследство лично или через поверенного в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Доля не родившегося к моменту открытия наследства наследника могла быть в течение трех месяцев по его рождении истребована его законным представителем (ст. 430).
Лица, призванные к наследованию как по закону, так и по завещанию, имели право просить нотариальную контору о выдаче свидетельства, подтверждающего их права на наследство (ст. 435).
Вызов наследников через публикацию не производился, но уполномоченные органы (сначала суд, с 1927 г. — финансовые, а с 1930 г. — нотариальные органы) обязаны были принять меры по охране наследства немедленно по получении известия о смерти наследодателя. Охрана наследства продолжалась до явки наследников, но не дольше шести месяцев (ст. 431). В 1930 г. было введено правило, требующее принятия мер по охране наследства только в том случае, если нотариальным органом это будет признано целесообразным «в интересах государства или наследников».
При отсутствии наличных наследников торговых и промышленных предприятий, находящихся на ходу, над этим имуществом назначался ответственный попечитель (ст. 432). В 1930 г. назначение попечителя было установлено в отношении любого имущества, требующего управления.
В случае неявки наследников в течение шести месяцев со дня открытия наследства, а равно в случае отказа наследников от наследства, за исключением случаев, когда им был подназначен наследник, имущество признавалось выморочным и в зависимости от характера поступало в распоряжение соответствующих государственных органов (ст. 433).
Кодекс установил ограниченную ответственность по долгам наследодателя: наследник принявший наследство, а также государство, к которому перешло выморочное имущество, отвечали по долгам, обременяющим наследство в пределах действительной стоимости наследственного имущества (ст. 434). Для кредиторов наследодателя был установлен шестимесячный срок заявления претензий, по истечении которого они утрачивали свое право требования.
В таком виде наследственное право действовало до 1945 г.*(17) В этот период впервые после 1917 г. было установлено развернутое регулирование наследственных отношений, включающее нормы по всем вопросам, связанным с посмертным преемством в имущественных правах и обязанностях умершего лица. Принципиальное значение наследственного права в ряду других гражданских прав было подчеркнуто включением в 1936 г. в Конституцию СССР нормы, гарантировавшей охрану законом права граждан на наследование. В ГК 1922 г. впервые в отечественном гражданском праве были закреплены наследственные права иждивенцев — лиц, как правило, не связанных с наследодателем семейными или родственными узами, ответственность наследников по долгам наследодателя ограничена стоимостью наследственного имущества, установлена обязательная доля необходимых наследников, признано право завещателя на установление завещательного отказа и подназначение наследника.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.