15. Онтологическое учение о праве

15. Онтологическое учение о праве
15. Онтологическое учение о праве

Обоснование обновленной концепции онтологии права содержится в работах известного австрийского юриста Рене Мар- чича «Естественное право как основная норма конституции» (1963), «Философия права» (1969); и др. Поясняя смысл своего подхода, он писал: «Я представляю строгую онтологию права и признаю в праве как порядке и норме трансцендентальное… А именно я рассматриваю действительность бытия или мира как действительность права. Право есть черта бытия (природы,натуры)… Порядок бытия и порядок права в основе сходятся, они в основе одно и то же».

Согласно такой правовой онтологии, в основе любого исторически данного, позитивно установленного порядка (т. е. позитивного правопорядка, позитивного права) лежит препозитивный (допозитивный) порядок бытия (естественный порядок, порядок вещей), который и трактуется Марчичем как препозитивное право, как право бытия, как естественное право. Это делает возможным позитивное право, его действие и его изменение. «Человек, — писал он, — всегда уже преднаходит право, точнее — сердцевину права, которая расположена в бытии».
Позитивное право относится к препозитивному, естественному праву как конечное к бесконечному, обусловленное к безусловному, изменчивое к неизменному, ограниченное к абсолютному. «Естественное право, — отмечал Марчич, — есть препозитивная основа позитивного права как абсолютная абсолютность; логически это не доказуемо, но онтологически обнаруживаемо, — обнаруживаемо феноменологическим путем».
Освещая своеобразие онтологического статуса права, Мар- чич подчеркивал, что «право есть бытие реальное, а не бытие рациональное», причем это «реальное бытие» права может ха-рактеризоваться как «идеальное бытие», а «право бытия» соот-ветственно может быть истолковано как «идеальное право».
В правопонимании Марчича весьма существенную роль играет то обстоятельство, что препозитивное право (право бытия, естественное право) рассматривается в качестве «основной нормы» позитивного права. «Моя философия права, — подчеркивал он, — стремится к тому, чтобы раскрыть право бытия как онтологическую и логическую основную норму позитивного права». Здесь он, по его словам, находится в русле австрийской правовой культуры и мысли XVIII—XIX вв. и правовых поисков венской правовой школы (А. Меркель, А. Фердросс, Г. Кельзен и др.). Искомые препозитивные основы позитивного права Г. Кельзен именует «основной нормой», А. Меркель — «нормой происхождения» или «начальной нормой», Фердросс — «основным порядком» или конституцией в логико-правовом смысле, но при этом, согласно Марчичу, подразумевается одно и то же — «основа единства всего мира права». В концепции Марчича такой основой единства всего права выступает естественноеправо как основная норма конституции и всего позитивного права.
Но если естественное право как право бытия онтологически является «абсолютным первым безусловным условием» позитивного права, то в качестве основной нормы позитивного права естественное право предстает как «гипотетически первое условие». Сколько позитивных правопорядков, столько и основных норм, но само естественное право — одно.
Свою философию права он относил к онтономным теориям естественного права, которые развивали Аристотель, Цицерон, Цельс, Августин, Фома Аквинский, Ф. де Виториа, Г. Васкес, Ф. Суарес, И. Альтузий, Ж. Ж. Руссо, Ш. Монтескьё, В. Лейбниц и др. Присущий онтономным теориям объективизм Мар- чич связывал с тем, что они исходят из «природы вещей». Концепции же, исходящие из «природы человека», по его мнению, утверждают антропономию и страдают субъективизмом и волюнтаризмом. «Против субъективистских, в своей основе позитивистских, учений о «природе человека», — писал он, — бо-рется учение о «природе вещей», о праве бытия: право ни в коем случае не зарождается в императиве императора, — кем бы он ни был, Бог или человек». Правовая норма коренится не в воле или разуме (Бога или человека), а в «онтологическо-кос- мологическом фундаменте природы вещей».
Естественное право, право бытия, основная норма, препозитивное право, метафизическое право и т. д. — это, по Марчичу, не «правовые явления», не «правовые феномены»; все они относятся к миру бытия, правовой смысл которого в мире явлений выражается (проявляется) в виде позитивного права. «Позитива- ция, — писал он, — есть смысл естественного права. Хотя человек имеет обрывочное и нечеткое представление о праве бытия, но он очень хорошо может разглядывать праформы: позитивное право необходимо ради права бытия. Это проистекает из того, что, хотя позитивное право предполагает право бытия, но и право бытия, со своей стороны, не может надлежаще дейст-вовать без позитивного права. Позитивное право есть институция естественного права, его институционализация; «позитивно» и «институционально» — это в своей основе синонимы. Позитивное право буквально репрезентирует (представляет) естественное право».
Такая концепция соотношения естественного и позитивного права в качестве препозитивного и позитивного модусов одного и того же (т. е. права) предполагает их сущностное единство. Данное обстоятельство Марчич стремится отразить и в тех определениях сущности права, которые он формулирует. «Право, — писал он, — есть устойчивый порядок норм и актов их осуществления, которые делают возможной и поддерживают совместную жизнь людей, предотвращая коллизии в действиях товарищей по порядку, разрешая и устраняя возникающие конфликты». Данное общее определение, имеющее в виду право вообще (т. е. и естественное, и позитивное право), применительно к позитивному праву конкретизируется следующим образом: «По-зитивное право есть порядок общности с устойчивой властью порядка, которая, будучи в общем и целом действеннее любой другой власти, посредством всей системы норм и прочих актов порядка широко и основательно управляет всеми жизненными отношениями всех товарищей по порядку соответственно человеческому достоинству и без коллизий».
В обеих дефинициях сущность права определяется как «порядок» в его онтологической трактовке. В определение же позитивного права вводятся два новых момента: во-первых, необходимый позитивный момент — «власть порядка» (т. е. публичная власть, устанавливающая данный позитивный правопорядок); во-вторых, естественноправовой момент — соответствие (позитивных установлений и деятельности власти) «человеческому достоинству».
Онтологическая концепция права Р. Марчича, таким образом, остается — при всех своих новациях — в рамках традиционной проблематики различения и соотношения естественного и позитивного права. Внешнее согласование этих двух разнородных типов права (естественного и позитивного права) в виде соотношения препозитивной и позитивной форм права не снимает, как и в других естественно-правовых концепциях, принципиальных внутренних противоречий между ними.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.