13. С. А. Муромцев

13. С. А. Муромцев
13. С. А. Муромцев

Сергей Андреевич Муромцев (1850—1910) — выдающийся правовед и государственный деятель в пореформенной России. Его учение о праве развивалось в русле социологического подхода к праву, истолкования права как действующего правопорядка и оправдания свободы судейского правотворчества, способного, но его оценке, содействовать эволюции России в сторону более либерального режима властвования. «Нечего опасаться произвола со стороны судей… Высокий уровень образования, правильное движение по службе (т. е. соблюдение при назначении из-вестной, законом установленной последовательности в должностях), избрание кандидатов на судейские должности самою судейской корпорациею, развитый контроль гласности при действительной независимости и несменяемости членов этой корпорации гарантирует и справедливость, и солидарность судей данной страны». Закон, обычай, наука («право юристов»), общественные воззрения на справедливость и нравственность — всеэто, отмечал Муромцев, суть авторитеты, которые «неминуемо руководят судьею, но которым он не подчиняется пассивно. Указания различных авторитетов постоянно расходятся, и судье приходится делать выбор между ними» (Суд и закон в гражданском праве, 1880).

Защита правотворческой функции с приведенной аргументацией носит характер преимущественно социально-правовой, социологический. Но существует также аргументация этическая, философская, поскольку суд облечен доверием «постоянно и постепенно проводить в жизнь справедливость». В отличие от социологического и этического обсуждения проблем взаимоотношений между судьей и законом, отмечал Муромцев, формальная догматическая теория права, олицетворяющая ти-пичную профессиональную узкодогматическую и техницистскую позицию, проводит между судом и законом резкую грань и особую иерархическую соподчиненность — «закон творит, суд осуществляет волю законодателя».
Новизна социологического подхода Муромцева к правопо- ниманию состояла в том, что в его концепции «вместо совокупности юридических норм под правом разумеется совокупность юридических отношений (правовой порядок). Нормы же представляются как некоторый атрибут порядка» (Определение и основное разделение права, 1879). Эта новая позиция в российском правоведении способствовала усвоению и распространению взгляда на право, который не отождествлял право с велением носителя верховной власти в государстве (короля, царя, парла-мента) и тем самым содействовал более глубокому пониманию специфики права, его сущности и роли.
Еще одной характерной особенностью творческой манеры выдающегося правоведа была многосторонность и основательность его юридико-социологических обобщений. Он сближал предметы, казалось бы, самые разнородные, и в области сухой и частной, которую образует, к примеру, гражданское право, он находил источник для мысли с общим значением, сближая цивилистику и с обществоведением, и государствоведением. Ему принадлежит также фундаментальный труд о соотношении права и справедливости, что дает основание причислить его одновременно и к социологам, и к философам права. Обсуждая область взаимоотношений права и политики, он склонялся к мысли о настоятельной необходимости для юриспруденции осуществлять самостоятельное руководительство правовой жизнью и с этой целью проводить переработку старых авторитетных конструкций и положений в духе современных требований.
В годы преподавания в Московском университете Муромцев зарекомендовал себя сторонником умеренно-либеральных кон-ституционных преобразований (Земский собор, более прочное обеспечение прав личности). В 1881 г. во время студенческих волнений он получил отставку, работал в адвокатуре, в последующем был избран председателем I Государственной думы. На его могилу студенты возложили венок с надписью: «Первому русскому гражданину — от будущих граждан».



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.