1. М. М. Сперанский

1. М. М. Сперанский
1. М. М. Сперанский

Михаил Михайлович Сперанский (1772—1839) родился в деревне Черкутино Московской губернии, ныне Владимирской области, в семье священника по фамилии Третьяков. Михаил Михайлович окончил Владимирскую семинарию с присвоением ему «прозвания» Сперанский (от лат. speranto — надежда) и был направлен в числе трех лучших учеников в Санкт-Петербург в Александро-Не векую семинарию (с 1797 г. — академия) для продолжения образования, по завершении которого был оставлен в качестве преподавателя математики, физики, риторики и философии. В 23 года он становится префектом (начальником) этой семинарии, затем поступает на службу к генерал-прокурору А. Б. Куракину, на которой вскоре дослуживается до чина статского советника. Александром I Сперанский был приближен ко двору, где занимал ряд высоких должностей, последняяиз которых — государственный секретарь, получил чин тайного советника. Интриги завистников, а также недовольство его ре-форматорской деятельностью со стороны дворянства послужили причиной отставки и ссылки Сперанского в 1812 г. (Нижний Новгород, Пермь). В 1816 г. он получил назначение губернатором в Пензу, а в 1819 г. по ходатайству А. А. Аракчеева стал генерал-губернатором Сибири. Только в 1821 г. Сперанскому было позволено возвратиться в Санкт-Петербург, а в 1826 г. император Николай I поручил ему составление Свода законов Российской империи. Комиссией под руководством Сперанского этот Свод был инкорпорирован за четыре года и составил 45 томов, имевших историко-хронологическое значение, а еще через три года было подготовлено пятнадцатитомное издание, кодифицирующее действующее законодательство. Николай I наградил М. М. Сперанского за этот труд Андреевской звездой и пожаловал графским титулом.

Умер Сперанский в 1839 г. Современник мыслителя, поэт Петр Вяземский, характеризуя этого выдающегося государственного деятеля, сказал о нем: «чиновник огромного размера».
Политическая доктрина М. М. Сперанского опирается на глубокие познания в политических теориях как античных, так и современных ему европейских мыслителей. Будучи глубоко религиозным человеком, он совершенно отрицал «мрачную систему чувственного материализма» и воспринимал Бога как верховного законодателя Вселенной. Договорную концепцию государства он допускал как гипотезу (договор как реализация воли Бога).
Россия, по мнению Сперанского, в своем историческом развитии прошла три ступени: в Средние века — уделыцина; в Новое время — абсолютная монархия, а в настоящий период — промышленное состояние, которое требует конституционного ограничения верховной власти и предоставления политических и гражданских прав всем подданным (безопасность личности, сохранность собственности и обеспечение личных политических прав). Россия, полагал он, ждет перемен, но не революционным путем, как в странах Запада, а исключительно эволюционным, «через правильные законы», жалованные императором народу. «Реформация государства производится десятилетиями и веками, а не в два-три года» («О постепенности усовершенствования
В своих проектах государственных преобразований Сперанский мечтал о конституционной монархии, которая бы позволила «правление доселе самодержавное (здесь в значении абсолютное. — Н. 3.) учредить на непременном законе». Законность форм осуществления власти Сперанский связывал с необходимостью разделения властей.
В государстве должны быть три власти («силы»), одна из них «действует в образовании закона, другая — в исполнении, третья — в части судной». Законодательная власть вручается Государственной думе; власть управления — министрам и правительству; судебная — Сенату и судебной системе. Но у Сперанского есть и четвертая власть, которая заключена в особе императора. Он называет эту власть державной и предусматривает для нее всеохватывающий диапазон действия: «…в порядке законодательном никакой закон не может иметь силы, если не будет утвержден державной властью. В порядке исполнительном все уставы и учреждения воспринимают силу и действие от утверждения державной власти. В порядке судном охранение правосудия и утверждение судей, избранием предназначенных, принадлежат державной власти. Державная власть на всем пространстве заключается в особе императора». Однако при всей силе державной власти Сперанский все-таки утверждает, что законодательная власть вручается двухпалатной Думе, которая обсуждает и принимает законы, для чего собирается сессионно.

Глава державной власти — монарх участвует в деятельности Думы, но «никакой новый закон не может быть издан без уважения Думы. Установление новых податей, налогов и повинностей уважается в Думе». Мнение Думы свободно, и поэтому мо-нарх не может «ни уничтожить законов, ни обезобразить их».
Три власти управляют государством подобно тому, как человек — своим организмом: обращаясь к закону, воле и исполнению. Все они соединяются в Государственном совете. Государю необходимо «иметь Совет, сочиненный из мудрейших и более знания имеющих в делах» людей, которые смогут давать ему полезные советы и «отсоветовать колико возможно в вещах предосудительных государству и клонящихся к самовластью».
Формируется Государственный совет из «особ высочайшей доверенностью в сословие сие призываемых». В него входят четыре департамента: «законов, дел военных, гражданских и духовных, государственной экономии». Заседает Совет под председательством императора или кого-либо из членов по его личному назначению. Он обладает правом законодательной инициативы, но законы, «коими вводится какая-либо перемена в отношении государственных или в отношении частных лиц между собой», утверждаются непременно и исключительно Государственной думой.
По форме государственного устройства «Российская империя есть государство нераздельное, монархическое, управляемое державной властью по законам государственным».
По своей административно-территориальной структуре Россия делится на области и губернии. Название «областей при- свояется тем частям империи, которые по пространству и населению своему не могут войти в общий распорядок управления». Таких областей пять: Сибирь; край Кавказский и Астраханский с Грузией; край Оренбургский; земли донских казаков и край Новороссийский. Вся остальная территория России делится на губернии, а они, в свою очередь, на округа и волости. Каждая административно-территориальная единица управляется вы-борным органом — думой, избранной местным населением из числа владельцев недвижимости. Дума заседает сессионно и обладает распорядительными полномочиями, а исполнительные функции вручаются избранному правлению. Систему дум завершает Государственная дума. Выборы в думы, за исключением волостной, многостепенные.
Судебная власть реализуется посредством судебной системы, отделенной от администрации и имеющей самостоятельный статус. Организации и осуществлению правосудия Сперанский придавал большое значение. Судебная власть, по его проекту, независима, и даже действие державной власти в этой области «должно быть ограничено одним установлением власти надзирающей и охраняющей судебные органы».
Судебная система состоит из волостного, окружного и губернского судов и завершается Верховным судилищем — Сенатом. Все действуют на коллегиальной основе.
Для рассмотрения особо важных преступлений (государственная измена, бунт и т. п., а также преступлений, совершенных членами Госсовета и Госдумы) предусматривается создание особого суда при Сенате — Верхового уголовного суда, состав которого формирует сам император из числа сенаторов, членов Госсовета и депутатов Госдумы.
Все дела слушаются публично, при открытых дверях, включая и заседания Сената.
Судебный процесс носит состязательный характер, с участием прокурора и защитника (стряпчего).
Сперанский неоднократно подчеркивал, что для установления правого суда в государстве предполагается наличие «не только просвещенных судей, но и просвещенной публики», а также определенное состояние юридической науки {«искусные законоведы и методической части учение»).
Кроме того, он отмечал, что «в государстве монархическом, конечно, должен быть известный класс людей, особенно пре- дуставленных к охранению законов». Свобода людей определяется только как «зависимость от положительного закона», да и сам престол держится «на твердых столпах закона и всеобщего порядка».
Для соблюдения законности большое значение имеет нравственное состояние общества, ибо «законы без нравов не могут иметь полного действия». Одним просвещением и деятельностью просвещенных монархов невозможно достичь политических результатов. Идеал Платона (правление философов) Сперанский отвергал, следуя в этом вопросе Аристотелю и утверждая, что законы, а не люди должны управлять государством.
Законы государства (положительные) «объемлют деяния, кои подлежат внешней силе понудительной, постановляемые властью, и возвещаемые порядком, для сего установленным».
Сперанский приводит несколько вариантов классификации законов, но «лучшим из них является тот, который различает их на три рода: законы государственные, законы гражданские и законы уголовные».
В состав законов государственных (он называет их конституционными или коренными) входят «три главных предмета: права державной власти; закон, возникающий из прав державной власти; права подданных».
Сперанский не возражает против заимствования чужого опыта при составлении законов, но призывает делать это с осторожностью и пониманием того, что «государство, которое может с пользой занять и приложить законы чужестранные, стоит на той череде, что и само могло бы сей закон составить». Законодатель должен знать свой народ, чувствовать свое время и «помнить, что каждая страна и каждый век имеют свою физиономию».
Он полагал, что в преобразованном по его проектам государстве возможно наилучшим способом обеспечить права подданных. В духе положений Монтескьё о правах политических и гражданских Сперанский анализирует понятия: рабство политическое и свобода политическая, рабство гражданское и свобода гражданская.
Под политическим рабством он понимал такое состояние, «когда воля одного — закон для всех», а политическую свободу определял как подчинение всех и каждого законам.
Гражданское рабство рассматривал как подчинение одного класса в «повинностях личных или вещественных» другому, а гражданскую свободу — как основанную на законе независимость друг от друга всех сословий и групп в обществе.
Анализируя связь между этими понятиями, Сперанский отмечал, что политическая свобода является фундаментом для свободы гражданской. «Никакая сила в обществе не может родить в государстве свободы гражданской, не установив свободы политической», и, напротив, если в государстве учреждается политическая свобода, то гражданское рабство умирает само собой.
Политические права определяют степень участия подданных «в силах (властях. — Н. 3.) государственных… права гражданские определяют степень их свободы в лице и имуществе». Права гражданские должны быть основаны на правах политических «точно так же, как и закон гражданский, вообще, не может быть тверд без закона политического». Но законодательство не самоцель и само по себе не является гарантом против произвола. «К чему гражданские законы, — восклицает Сперанский, — когда скрижали их могут быть разбиты о камень самовластья!» Гарантом всех свобод в государстве является кон-ституция и основанное на ней разделение властей. Для России настало время переменить существующее положение вещей и установить новый порядок. Имея в виду движение России к свободе, он отмечал, что «темпы развития ее идут несравненно быстрее, чем в других государствах».
Конституционная монархия, основанная на законе, должна опираться на квалифицированный чиновничий аппарат, обеспечивающий ее деятельность. Для осуществления такого проекта Сперанский предложил и провел два закона о чиновниках: «О придворных званиях» и «Об экзаменах на чин» (1809). Этими законами вводились необходимые условия для занятия должностей и получения служебных чинов: наличие диплома о высшем образовании или сдача экзаменов на чин по весьма обширному списку предметов. Придворные звания не являлись более основанием для получения чинов и продвижения по службе, а сделать карьеру, не служа, стало для дворян невозможно.
На сословный строй общества Сперанский в целом не покушался, но предлагал произвести его правовое оформление с закреплением прав и обязанностей сословий.
В своих проектах он наделял дворянство всеми политическими и гражданскими правами и дополнительным правом владения землями, населенными крестьянами, с обязанностью уплаты налога за владение землями. Среднему сословию (владельцам любых форм недвижимости) он предоставлял все гражданские права, а политические — в зависимости от размера собственности (т. е. по цензу). Рабочий народ он наделял только гражданскими правами. Гражданских прав в государстве не может быть лишен никто.
Вместе с тем он считал, что между сословиями нет непреодолимых границ. «Так, дворянство личное (в отличие от потомственного. — Н. 3.) связует первое состояние (сословие) со вторым. Приобретение недвижимой собственности связует второе сословие с третьим, и, таким образом, те самые лица, кои по положению их не имеют прав политических, могут их иметь и надеяться от труда и промышленности их получить». Право приобретения недвижимости он предоставлял всем сословиям. Правда, «высшее малочисленное сословие дворянства» он выделял особо, снабжая дополнительными правами и привилегиями и ограничивая доступ в это сословие только «первородными детьми», а остальные вместе с личными дворянами приписывались ко второму сословию и таким образом соединяли дворянство с народом.
К крепостному праву Сперанский относился отрицательно, полагая, что оно «противно разуму общему, что должно рассуждать о нем, яко временно и непременно перейти долженствующем». В России, по мнению реформатора, все идет к тому, чтобы оно было отменено. «Крепостничество, — писал он, — несовместимо с цивилизованной государственностью. И нет никакого основания считать, что в России оно не могло бы уничтожиться, если будут приняты к тому действительные ме-ры… Каким образом ремесла в городах могут совершенствоваться без соревнования ремесленников, когда они рассеяны в рабстве?»
Однако немедленной отмены крепостного права Сперанский опасался, полагая, что она потребует «особенных сноровок». Он боялся, что раздел земель между крестьянами может привести к серьезному снижению урожайности. «Раздробленное обрабатывание полей в нашем краю не может иметь такого успеха, который имеет соединенное в большом виде». Кроме того, Сперанскому представлялось, что ликвидация крепостно- права «без приготовлений» может обратить «крестьян к некоторому роду кочевой жизни», которая «по пространству наших земель и малочисленности народа» будет пагубной как для самих крестьян, так и для «государственной экономии». Поэтому он предложил двухэтапную схему: вначале ограничиваются и точно определяются крестьянские повинности, производится личное освобождение крестьян от помещиков и они приписываются к земле, а не к личности помещика, подушная подать заменяется на поземельную. Затем крестьянам возвращается «древнее право перехода» (Юрьев день). Землю предполагалось оставить за помещиками, но с предоставлением крестьянам права ее приобретения.
Проекты Сперанского вызывали резкую критику в адрес реформатора со стороны защитников самодержавия и крепостничества. На него посыпались обвинения в «возжигании бунтов» и даже в «способствовании истребления дворянства». В конечном счете судьба «великого чиновника» была решена, он был отстранен от службы и отправлен в ссылку.
К сожалению, реализация его проектов растянулась во времени: частично их осуществил его ученик Александр II, а ограничение верховной власти «на непременном законе» опоздало на сто лет и было произведено только при Николае II, но эти запоздалые меры уже не смогли обеспечить эволюционный путь развития России к новым формам жизни, как о том мечтал Сперанский.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.