7. Мэдисон

7. Мэдисон
7. Мэдисон

Джеймс Мэдисон (1751 — 1836), участник Филадельфийского конвента и один из авторов «Федералиста», более чем кто-либо заслуживает почетного титула «отец американской конституции». Он внес значительный вклад в разработку идей республиканского правления в условиях США, а также теории равновесия обособленных властей, концепции факций и др. Именно благодаря его основательному философскому, политическому и юридическому подходу «Федералист» из развернутого комментария Конституции превратился в мастерскийанализ фундаментальных принципов государственной власти, а со временем — в источник конституционного права для Верховного суда США и настольную книгу всех исследователей американского конституционного опыта.

В творчестве Мэдисона отразились многие идейные традиции века: традиции естественного права и общественного договора, философские комментарии к законопроектам о правах человека и конституционном регулировании отраслей правительственной власти, а также размышления над наследием английских вигов, шотландских философов-эмпириков и переосмысление опыта древних республик. В конце жизни он пересматривает некоторые свои прежние позиции и оценки периода сотрудничества с федералистами и сближается с демо-кратическими республиканцами.
В характеристике республиканского правления Мэдисон большое внимание уделяет роли и значению социальных различий в обществе и государстве. Они возникают на почве различий способностей и интересов, в особенности интересов экономических, которые, по мнению Мэдисона, составляют самый общий и самый длительный по воздействию источник различий и конфликтов. В противоположность Ж. Ж. Руссо он считает небольшой размер республики главным фактором, ведущим к быстрой порче или гибели республиканской формы правления в ходе гражданских войн.
Большое государство со значительным числом граждан «среднего класса» оказывается, как это констатировал еще Аристотель, более стабильным и жизнеспособным, поскольку это обусловлено умеренным достатком основного класса общества и его склонностью к поддержке умеренной формы правления. При таком варианте политического и правового общения граждане более свободны от факищ (группировок, клик) богатых или бедных сограждан.
О факциях писали Фукидид, Н. Макиавелли, Д. Юм, Дж. Адаме и многие другие авторитетные исследователи мира политики. Мэдисон продолжил эту традицию и внес некоторые новации в истолкование понятия Согласно опре-делению, сделанному в № 10 «Федералиста», под словом «фак- ция» он подразумевал ту или иную группу граждан, объединяемых и побуждаемых к действию единым порывом страсти, интереса или мнения, которая является, однако, враждебнойили стеснительной для прав других граждан и совокупных интересов общества.
Исправление последствий вреда, приносимого такой группировкой, возможно двумя способами. Один из них может состоять в устранении причин, вызывающих появление факции; другой — в регулировании последствий ее существования. Поскольку скрытые причины факционности заложены в человеческой природе и связанных с ней же различиях имущественных состояний, причин ее устранить нельзя, можно лишь облегчить последствия возникновения факций, взяв их под контроль. Люди с факционными наклонностями, с местническими предрассудками могут интригой, подкупом или иным путем получить голоса в представительной системе республики, а затем предать интересы народа. В обществах сравнительно небольших фак- циональные различия могут быть сведены минимум к двум — к большинству и меньшинству. В больших республиках общество образует одну нацию, разделенную на огромный спектр факций.
На возникновение факций оказывают влияние также склонность людей к разным взглядам на религию или на систему власти, на многие другие вопросы теоретического или практического характера. Источником факционных размежеваний может послужить приверженность различным политическим лидерам или выдающимся личностям, общественное поведение или судьба которых представляют значительный интерес, И все более распространенной и постоянной причиной возникновения факций служит неравное распределение собственности. Структура правительственной власти всегда строилась главным образом с учетом того, чтобы не допустить возникновения фак- ций, угрожающих держателям собственности и власти.
Слово «факция» долгое время переводилось при помощи слова «фракция», иногда как «несправедливая коалиция». В современном политическом анализе термином «фракция» обозначают, как правило, обособленную или отколовшуюся часть партии, класса, социальной группы, организации. У Мэдисона факция более многолика и менее определенна в своих основных проявлениях и характеристиках. Она чаще всего предстает объединением людей, сплоченных силой политических, имущественных и даже эмоциональных предпочтений и свойств. Подобные социальные единения впоследствии стали называть заинтересованными группами.
Проблему взаимоотношений различных отраслей публичной власти Мэдисон связывал, во-первых, с обособлением отраслей, составляющих «общую^массу власти», во-вторых, с распределением этой массы власти среди образующих ее частей. Речь шла о том, чтобы законодательная, исполнительная и судебная власти (отрасли общегосударственной власти) были обособленными и отличными друг от друга, к чему призывал еще Мон- тескьё. Однако трудности возникали в связи с распределением власти между отраслями и с регулированием взаимоотношений между ними в случае разногласий и конфликтов. Так возникла идея создания системы обособления и сбалансированного распределения трех властей, которую не вполне точно называют системой «сдержек и противовесов», поскольку речь идет не только о контроле и уравновешивании полномочий, но также о фактически неравном распределении полномочий власти. Последнее обстоятельство было связано с особенностями разделения труда в этой области, спецификой социально-политической и профессиональной деятельности, а также с особой сложностью задачи по выделению и достаточно конкретному обозначению границ трех важнейших сфер власти — законодательной, исполнительной и судебной.
Противники Конституции критически отмечали: «В устройстве союзного правительства, кажется, не обращено никакого внимания на эту необходимую гарантию свободы (разделение властей). Различные власти распределены и смешаны так, что прежде всего уничтожается всякая симметрия и красота форм, наконец, некоторые из важнейших частей всего строения находятся в опасности быть подавленными несоразмерной обширностью других». Отвергая подобные нападки, Мэдисон и Гамильтон писали: «В одной отдельной республике вся власть, отчуждаемая от себя народом, передается одной отдельной системе государственной власти, а разделение ее на автономные и раздельные ветви служит защитой от узурпаций. В объединенной республике, каковой являются Соединенные Штаты, власть, отчуждаемая от себя народом, сначала распределяется между двумя автономными системами государственной власти, а затем та ее часть, которая поступает в распоряжение каждой из них, повторно распределяется между автономными и раздельными ветвями. Таким образом, безопасность прав народа гарантируется вдвойне. Системы государственной власти будут надзирать друг за другом, а вместе с тем каждая — надзирать засобой…» Это и другие высказывания авторов «Федералиста» склоняют к важному выводу о том, что разделение властей в федеративной республике имеет несколько измерений: вертикальное (федерация — субъекты) и горизонтальное (три ветви власти), причем осуществляемый тремя ветвями взаимный контроль относится к разряду конституционного контроля, а не просто законного, отраслевого и т. д.
Многие из политических проблем, волновавших американских конституционалистов конца XVIII в., до сих пор находятся в центре дискуссий и обсуждений в самой Америке и за ее пределами. В частности, вновь обращают внимание на различные проявления дисбаланса в распределении властей, на чрезмерные полномочия президента и на стремление властей штатов к автономии.


НАЗАД;
ВПЕРЕД

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.