11. Смит

11. Смит
11. Смит

Просветительские идеи возникли в Англии раньше, чем сложились и столь ярко дали о себе знать во Франции, но в силу ряда обстоятельств они не стали доминирующими в европейском Просвещении в целом. Тем не менее Англия XVII— XVIII вв. известна плеядой мыслителей, оставивших заметный след в истории Просвещения. Одно из самых почетных мест среди них бесспорно принадлежит А. Смиту.
Адам Смит (1723—1790) — всемирно известный ученый, ос-новоположник классической политэкономии. Слава великого экономиста, разносторонняя творческая деятельность несколько заслоняют его немалый вклад также в развитие науки о праве и государстве, хотя он весьма интересен и значим. Политико-юридическая проблематика рассматривается Смитом в «Теории нравственных чувств» (1759), в знаменитом «Исследовании о природе и причинах богатства народов» (1776). Особо здесь надо отметить «Лекции по юриспруденции», впервые полностью опубликованные лишь в 1978 г., которые А. Смит, тогда профессор кафедры моральной философии Университета города Глазго, прочитал в 1762—1763 гг.

Стержнем мировоззрения Смита был просветительский рационализм. Рационализм такого толка объявлял законы природы законами разума, провозглашал следование таким законам надежным залогом возможности и неизбежности обретения людьми счастья. Смит тоже был убежден в разумности природы. По его мнению, она разумна в том смысле, что человеческий разум приемлет и одобряет ее законы, старается руковод-ствоваться в своей жизни ими. Смит рассматривает социальныекачества и взаимосвязи индивидов как естественно данные (производные от природы) качества и отношения.
Чтобы они могли должным образом, цивилизованно проявляться, их надо адекватно выразить в юридических законах, опосредовать институтами государства.
Отправной пункт политико-юридических построений Смита лежит в концепции природы человека. Он выделяет пять базовых характеристик человеческой натуры. Первая характеристика — уязвимость человека: его тела, имущества, репутации. Именно принципиальная уязвимость, незащищенность индивида, подверженность индивидуального интереса постоянным угрозам извне порождает объективную потребность в государ-стве, призвание которого заключается в том, чтобы обеспечить защиту такого интереса с помощью соответствующей нормативной системы наказаний. Роль личного, индивидуального, частного интереса как для человека, взятого в отдельности, так и для бытия общества, по Смиту, трудно преувеличить. Достаточно сказать, что этот интерес лежит в основе права. А право, в свою очередь, тем важнее, чем более фундаментальным является уязвляемое кем-либо благо или нарушаемый кем-либо интерес отдельной личности.
Второй базовый признак человеческой натуры — социабель- ность. Этим термином Смит обозначает естественную способность индивида к социализации, т. е. к обучению и усвоению ценностей, норм и установок межчеловеческого общения, а также изначально присущую ему (индивиду) нужность общества, тягу жить в нем.
Третья кардинальная черта природы человека — наличие у него собственного интереса и чувства самоуважения. Отсутствие такой черты делает невозможной социабельность человека, оно исключает совершение им общественно значимых поступков. Смит уверен в том, что как раз реализация индивидом своего собственного интереса, опирающаяся на чувство самоуважения, сплошь и рядом оборачивается позитивными последствиями для общего блага всех людей.
Четвертая коренная особенность людской натуры — ограниченность интеллектуальных и физических способностей человека, отнюдь не являющегося идеальным созданием природы. Его несовершенство выдают допускаемые им ошибки в самооценке и в оценках окружающего, амбициозность, случающееся возобладание страстей над рассудком и т. п.
Наконец, пятая основная характеристика природы человека — уникальность каждого индивида и вытекающая из нее неодинаковость людей, их фактическое неравенство. Это неравенство включает в себя как различия в мере естественной одаренности людей (у одних она больше, у других — меньше), так и различия в их материальном, имущественном положении.
Констатировав наличие отмеченных базовых характеристик человеческой натуры, Смит говорит о высокой доле вероятности того, что в совместной жизни примерно сходных по своей общей природе, но конкурирующих между собой индивидов неизбежно будут иметь место противоречия и конфликты. Дабы их как-то смягчить, минимизировать, дабы пусть лишь в некоторой степени гарантировать такое социальное общежитие, которое будет свободно от резких столкновений (индивидуаль-ных и групповых), обязательно необходимо право. Там, где оно существует, право выступает (функционирует) вместе и в связи с более общей регулятивной системой — моралью. Как правом, так и моралью создаются «нормы свободных действий людей, они предписывают очень высокие юридические стандарты поведения и, кроме того, снабжены санкциями, содержащими поощрения и наказания».
Социально-исторические нужды, запросы, тенденции Смит зачастую приравнивает к «общественному благоразумию». Последнее требует, чтобы «общественная сила была направлена к воспрепятствованию членам общества наносить друг другу вред. Общие правила для достижения этой цели поставляют гражданские и уголовные законы каждой страны». Принципы, которые лежат (или должны лежать) в основании этих правил, являют собой предмет «естественной юриспруденции, быть может, важнейшей из всех наук».
Юриспруденция видится Смиту дисциплиной, изучающей прежде всего сферу собственно права; но сверх того ей «подведомственны» еще и полицейское дело, доходы государства, вооруженные силы, международное право. Сферу собственно права он разделяет на три части. Первая — публичная юриспруденция; она касается нарушений прав индивидов как граждан. Вторая часть — семейное право; оно сориентировано на регуляцию отношений индивидов по признаку их родства, семейных связей. Третья часть — частное право, или нормы, которые регулируют взаимодействия индивидов просто как людей. Стремление Смита рассматривать собственно право не изолированно, а вкупе с другими социальными феноменами в методологическом плане резонно. Вместе с тем подобное стремление (если оно выходит за определенные познавательные границы) способно привести к тому, что в пространстве широкого социального контекста окажется невозможным уловить и четко выразить специфику, неповторимое своеобразие, отличающие право.
«Общественная сила», направленная на воспрепятствование «членам общества наносить ущерб друг другу», — это государство. Термин «государство» Смит употребляет в разных его значениях. Им он обозначает страну, политически организованное общество, правительство (государственный аппарат), нередко государство представлено у него фигурой государя (главы государства). Конечно, все эти значения так или иначе сопряжены, предполагают друг друга. Но все же за каждым из них кроется свое (и только ему присущее) содержание.
Для Смита государство есть исторически формирующееся об-разование. Он не считал его извечным установлением, не апеллировал к воле Божьей, чтобы отыскать причины появления государства и в отличие от многих своих предшественников и современников дистанцировался от модной в XVII—XVIII вв. гипотетической конструкции общественного договора как акта, одномоментно учреждающего государство. Смит держался того взгляда, что институты государства спонтанно и постепенно возникают в ходе эволюции общества, в особенности испыты-вая влияние эволюции способов хозяйствования, в которой различают четыре стадии: охотничью, скотоводческую, земледельческую и коммерческую (торгово-промышленную). По мере усложнения всей системы социальной жизни, но в первую очередь из-за того, что складывались и развивались отношения собственности (частной собственности), начала вызревать и кристаллизироваться государственность с ее атрибутами. «Где нет собственности или где собственность не превышает, по крайней мере, стоимости двух-трех дней труда, там существование правительства не является необходимым».
Первое и главное предназначение государства состоит в том, чтобы утверждать справедливость, зашишщъ краеугольные устои общества — собственность и право. Долг государства не допускать посягательств людей на чужую, не принадлежащую им собственность; оно должно твердо гарантировать каждому члену общества безопасное и мирное владение своей собственностью. Долг государства состоит также в том, чтобы предотвращать любые нарушения права; они происходят тогда, когда право ущемляется либо игнорируется либо вообще изымается.
Смит вовсе не думал, будто всякое государство в состоянии выполнять лежащую на нем главную обязанность и заботу: утверждать и поддерживать справедливость, обеспечивать благоденствие людей. Выполнение такой задачи скорее всего по плечу цивилизованному, развитому государству, ~и одним из важнейших показателей развитости государства считается укоренение в нем принципа разделения властей. Смит привержен соответствующим идеям Дж. Локка и Ш. Монтескьё; перед его умственным взором был позитивно им воспринимаемый опыт политико-правового развития Англии XVIII в. с ее конституционно-монархическим строем. Смит специально подчеркивает первостепенное значение отделения судебной власти от исполнительной, считает, что недопустимы ситуации, делающие возможным принесение правосудия в жертву политике, он верно пишет, что от самостоятельности судебной власти, «от беспристрастного отправления правосудия зависят свободы каждого отдельного человека и его чувство собственной безопасности». Есть у него и свое понятие о желательной политико- правовой организации общества в целом, определяемой как «рациональная система свободы», которая должна была бы представлять «счастливое сочетание всех различных форм правления, надлежащим образом уравновешенных и контролируемых, и полной безопасности свободы и собственности».
Твердо и всегда высказываясь относительно необходимости государственной организации общества, если в нем сложились и получили развитие отношения собственности, Смит одновременно являлся противником прямого участия государства (государственного аппарата) в экономическом процессе; он считал недопустимой непосредственную хозяйственно-предпринимательскую деятельность этого аппарата, которому, например, заказано «руководить трудом частных лиц и направлять его к занятиям, более соответствующим интересам общества». Такое руководительство, согласно Смиту, обречено на провал, ибо оно вообще «недоступно никакой человеческой мудрости и знанию».
Разум природы с ее системой естественной свободы сам позаботился, по словам автора «Исследования о природе и причинах богатства народов», о том, что в политическом организме «каждому человеку, пока он не нарушает законов справедливости, предоставляется совершенно свободно преследовать по собственному разумению свои интересы и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом любого другого лица и целого класса».
Однако либеральным установкам Смита чужд супериндивидуализм, в них нет анархистского привкуса. Он превосходно сознавал, что рыночное хозяйство, теоретиком и пропагандистом которого он был, немыслимо и нереалистично без нормально функционирующего государства, которое успешно решает в первую очередь свои исконные, классические задачи; их содержание всякий раз обусловливается конкретно-историческими обстоятельствами.
Три такие задачи, на взгляд Смита, стоят перед современным ему государством. Первая — «защита общества от насилия и посягательства со стороны других независимых обществ», другими словами, оборона страны. Вторая задача тоже охранительная — «защита, насколько это возможно, каждого члена общества от несправедливости и притеснения его другими членами общества, или обязанность установления точного отправления правосудия». Задача третья — «основание и содержание таких общественных учреждений и таких общественных работ, которые, будучи, быть может, в самой высокой степени полезными для обширного общества, не могут, однако, своей прибылью возместить расходы отдельного человека или небольшой группы людей». В данном случае Смит ведет речь об обязанности государства содействовать торговле (обустройство хороших дорог, сооружение мостов, строительство судоходных каналов, гаваней и т. п.) и о необходимости поощрения государством народного просвещения (воспитание юношества, обучение людей всех возрастов).
Отдельный человек, преследуя свои собственные, частные интересы, подчас более действенным образом, по мнению Смита, «служит обществу, чем тогда, когда сознательно стремится делать это». Тем не менее Смит очень хочет, чтобы как можно большее число людей, удовлетворяя свои партикулярные интересы, вполне осознанно, продуманно приносило поль-зу также и всему обществу. При иной постановке вопроса нельзя понять того, почему поощрение народного просвещения Смит возводит в ранг одной из главных задач государства. Делает он это потому, что предельно ясно видит ту огромнуюроль, которую играют в судьбах страны, государства нравственный облик, образованность, культура членов общества. Сколь бы совершенными ни являлись институты государства, в отрыве от названных сейчас факторов, не подкрепляемые ими, они малоэффективны. «Нет правительства, которое могло бы возместить недостаток нравственности: как бы оно ни было благотворно само по себе, оно может принести всю ожидаемую от него пользу только при содействии добродетелей частных лиц».
Идея гражданственности, политико-этические проблемы постоянно привлекали внимание Смита, не раз делавшего акцент на том, что «страна или государство, в котором мы родились, в котором мы выросли, под покровительством которого мы живем, представляет собой великое множество людей — общество, на благоденствие или несчастье которого оказывает влияние наше доброе или злое поведение». Ближайший путь претворения в действительность идеи гражданственности, политико- этических достоинств пролегает через овладение членами общества политическим знанием. «Ничто не возбуждает до такой степени любви к общественному благу, — утверждает Смит в «Теории нравственных чувств, — как изучение политических наук и различных систем управления… Среди всех теоретических сочинений политические исследования, если они справедливы, разумны и практичны, наиболее полезные».
Представления Смита, ориентирующие на и объяснение сущности и функций права в тесной связи с деятельностью институтов государственной власти, смитовский исторический подход к пониманию генезиса и развития государственности, реалистические моменты трактовки Смитом роли государства в жизнедеятельности цивилизованного общества во многом продолжают сохранять свой актуальный научный и практический смысл. Уроки Смита — это надолго.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.