3. Владимир Мономах

3. Владимир Мономах
3. Владимир Мономах

В 1113 г., после смерти Святополка, киевляне во время большого мятежа пригласили занять великокняжеский стол переяславского князя Владимира Мономаха (1113—1125), которому «вси люди были рады… и сяде на княжение в мире и с ра- достию» и «мятеж улегся». К тому времени Мономах был уже известной политической фигурой: он принимал участие в управлении страной при своем отце — великом князе Всеволоде, был прославлен победами над половцами и известен своей миротворческой деятельностью. Первым его делом при вступлении на великое княжение было создание новых законов (Устав Владимира Всеволодовича Мономаха — вторая часть Пространной Правды). «Около его имени, — отмечал историк Н. Н. Костомаров, — вращаются почти все важнейшие события русской истории во второй половине XI и первой четверти XII вв.»

Свою политическую программу он изложил в сочинениях «Поучение детям», «Послание Олегу Черниговскому» и «Отрывок», который условно принято называть «Автобиографией».
В своих произведениях Мономах продолжил разработку проблем, поставленных еще Иларионом, добавив к ним и ряд новых тем. Его также интересовали объем власти великого князя и форма ее организации, нравственные черты главы государства христианского типа, его отношения с подвластным населением и князьями-вассалами. Не обошел он вниманием и проблемы, связанные с отправлением правосудия и наказательной политикой.
Новым в его доктрине было утверждение необходимости соблюдения определенных правил при военных действиях и представление о нравственном поведении воина-дружинника во время походов.
В вопросе о форме правления он придерживался тех же взглядов, что Иларион и автор «Повести временных лет»: князь все дела решает с советом дружины. «Ежедневно, — писал Мономах, — сажусь я с дружиной думу думать или судить людей».
Образ правителя он описал весьма поэтично. Так, он советует будущим великим князьям всегда иметь чистым тело, кроткой душу, сохранять верность в словах и делах, всегда иметь добрые помыслы, творить неустанно добрые дела, никого не ненавидеть и никому никогда не мстить. Владимир Мономах советует князьям не надеяться на воздаяния на небесах, а помнить о том, что «Бог судит на земле».
Достаточно подробно рассмотрены вопросы, касающиеся организации правосудия в стране. Судить он советует праведно, милостиво, не допуская беззакония. «Избавьте обиженного от руки обижающего, праведно судите сироту, оправдайте вдовицу… не давайте сильным погубить человека». Защищать от произвола и беззакония следует и бедного смерда, и любого убогого человека.
Смертную казнь как вид наказания Мономах не приемлет, исходя из нравственных постулатов христианства. «Ни правого, ни виноватого не убивайте, и не повелевайте убить того, кто будет достоин смерти, ведь душу христианскую нельзя губить».
Летопись вообще указывает на добрый нрав Мономаха, отмечая, что «когда он видел ‘кого разбушевавшимся или опозоренным, не осуждал того, но примирял всех и утешал».
Мономах многократно в «Поучении» осуждает беззаконие и неправду. «Правда» и «закон» употребляются им в близких смысловых значениях: «дать правду» означает у него «судить по закону», рассмотреть дело на основании закона, хотя за понятием «закон» сохраняется и более широкое, сакральное содержание, характерное для стран христианской религиозной ориентации.
Обращал внимание своих потомков князь Владимир и на необходимость образования, ссылаясь при этом в качестве примера на своего отца Всеволода, который «сидя дома выучил пять языков, и была ему за это честь от других земель».
Весьма своеобразно разрешал Мономах вопрос о взаимоотношениях с церковью. Он призывал чтить ее, любить «епископов, попов и игуменов» и «по силе заботиться о них», но не одобрял участившееся тогда пострижение в монахи здоровых и молодых людей: «Ни одиночеством, ни чернечеством, ни голодом, которые иные добрые терпят, но малым добрым делом лучше всего достичь милость Божию». Здесь слышится явное предпочтение тем, кто в миру делами служит отечеству, а не подвергает себя лишениям ради обретения жизни вечной. Данное утверждение согласуется с его положением о том, что «Бог судит на земле».
Продолжил и развил он идею о равноправии всех народов, для которых Бог в одинаковой мере (и для сильных, и для слабых) приготовил поля и леса, где всем хватит места без войн и усобиц.
Призыв «не мстить» распространяется у него не только на наказательную политику, но и на межкняжеские отношения.
Задача правителя — поиски путей достижения мира. Нет споров, писал он в «Послании Олегу Черниговскому», которые нельзя было бы разрешить «добром». Недовольные князья могут написать великому князю «грамотку с правдой» и спор будет разрешен мирно, без пролития крови. «От шума крови спаси меня», — обращается он к Богу, прося избавить его и от врагов, и всех восстающих против него. С теми, кто хочет войны, ему не по пути, ибо не хочет Мономах видеть ни сел горящих, ни «погубленных христианских душ». Месть не может быть руководящим мотивом в политике, а люди не должны быть мстителями, ибо возможно только «возложить на Бога отмщение свое…». Олегу Черниговскому Мономах сообщает, что не будет он мстить за смерть сына Изяслава, погибшего в междоусобномс ним бою, потому что такая месть способна погубить русскую землю. Главная забота великого князя состоит в том, чтобы «сотворить добро и взыскать мир», ибо Богу угодны только «праведные миротворцы».
Защищая интересы мирного населения, Мономах отмечает, что не только военные действия приносят разорение земледельцу, но даже простое прохождение военной дружины по населенной местности причиняет вред мирным людям. Поэтому, наставляет он князей в «Поучении», «не давайте воинам ни своим, ни чужим вред причинять селам и их посевам — да не проклянут они вас». Мономах первым в русской истории высказал мысль об ответственности воинов перед мирным населением. Впоследствии эта мысль будет неуклонно разрабатываться и найдет свое законодательное воплощение в гл. 7 Соборного уложения 1649 г. Алексея Михайловича.
Мономах в своих произведениях создал образ сильного, единого, процветающего христианского государства.
После смерти Мономаха в 1125 г. и раздела между его сыновьями земель процесс феодальной раздробленности становится неотвратимым, но общественное сознание не могло с этим примириться, и русские мыслители еще долго обращались к идеалу единства и призывали князей к совместным действиям. Перед нашествием татаро-монгольских полчищ (1237 г.) их слова звучали пророчески.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.