7. Альтузий

7. Альтузий
7. Альтузий

На излете эпохи Возрождения и Реформации европейский резонанс получило сочинение «Политика, изложенная методически и проиллюстрированная примерами сакральными и мирскими» (1603). Оно вышло из-под пера крупнейшего немецкого политического мыслителя рубежа XVI—XVII вв. Иоганна Альту- зия (1557—1638). Горячий приверженец кальвинизма и защитник реформатской церкви, Альтузий был не только кабинетным ученым. Ряд лет он избирался синдиком (градоначальником) голландского города Эмдена. Знание о политике он черпал не из одних лишь книжных источников: многое приобреталось им также из анализа собственной практической деятельности на публично-властном поприще.

Разделяя теологические постулаты Реформации, Альтузий верил в то, что последнее слово в решении судеб Вселенной, судеб людей остается за праведным Богом, за божественным провидением. Но это не воспрепятствовало успешному осуществлению немецким мыслителем (разумеется, успешному применительно к социально-историческим и духовно-культурным условиям Западной Европы начала XVII в.) попытки создать научную, рационально упорядоченную теорию ипредставить в логически систематизированном виде всю сферу права.
Свою концепцию политики Альтузий формулирует так: «Политика есть искусство, благодаря которому люди организуют, обустраивают и оберегают свое совместное существование. Отсюда ее название «Симбиотика» — искусство совместной жизни». Эта жизнь складывается и протекает по своим собственным, специфическим правилам. Поэтому изучать и проводить политику надлежит без привнесения в нее соображенийфилософского (этического), теологического и юридического характера, без апелляции к добродетели, благочестию и праву.
С точки зрения Альтузия, исключительно политика (и никакая другая дисциплина) призвана заниматься проблематикой высшей власти в государстве — «публичном всеобщем союзе». Такая власть изначально присутствует в человеческом общежитии, разделяя людей на властвующих и подвластных. Данное разделение неотменимо, ибо оно вытекает из самой природы человека. В вопросе о распределении власти в обществе, о ее собственниках, носителях, пользователях Альтузий занимает совсем иную позицию, чем, например, его старший современник Ж. Боден. Альтузий твердо убежден в том, что высшей властью в государстве, суверенитетом обладает только и единственно весь народ страны. Высшая власть есть безраздельная собственность народа, «и никто никогда не может претендовать на нее в качестве отдельного лица». Тот же, кто стремится узурпировать принадлежащий народу суверенитет, рискует стать самозванцем или даже тираном.
Отношение народа к тем, кто властвует в государстве, должно, по Альтузию, выстраиваться примерно так, как в кальвинистской церкви строится отношение между паствой (мирянами) и пастырями (священнослужителями). Известно, что Ж. Кальвин считал церковь одним целостным обществом всех верующих: руководители церкви, избираемые верующими, действуют лишь в силу и в пределах полученных от паствы полномочий. На подобный манер и правители в государстве по договору с народом получают от него ряд прерогатив. В конечном счете тот же народ дает полномочия отдельным лицам или коллегиям на отправление ими тех или иных публично-властных функций.
Альтузий ясно сознавал, что и такая форма организации государства не исключает вероятности злоупотреблений властью. Они превращаются в скверную реальность, когда управители переходят за границы им отведенного: во-первых, совершают то, что запрещено Богом; во-вторых, ищут от выполнения предоставленных им полномочий своей личной, собственной выгоды, а не действуют ради достижения общего блага. Чтобы предотвращать и пресекать злоупотребления властью, Альтузий проектирует создание института эфоров, должностных лиц, не-посредственно избираемых народом и обязанных прежде всего охранять и защищать свободы и права народа. Допускается иотказ самих подданных от выполнения указаний управителей, если в этих указаниях наличествует безбожное и несправедливое начало. Принципиальное значение имеет следующее положение автора «Политики…»: «Взаимное наблюдение, контроль, цензура между носителями высшей власти и эфорами, правителем и сословиями позволяют сохранять в государстве добрый порядок, предохраняют от опасности, ущерба, всяческого зла». Защита подобных идей дает основание видеть в Альтузии не только убежденного сторонника демократически-республиканского строя, но и одного из предтеч тех, кто позднее приступил к углубленной разработке концепции разделения властей.
Совместное существование людей, составляющих общественное целое, тем независимей от внешних факторов, тем оно внутренне прочней и упорядоченней, чем укорененней и эффективней в ней ius symbioticum (право симбиотики, т. е. совместной политической жизни людей). Это общее право живущих совместно людей регулирует, с одной стороны, управление общественной жизнью, а с другой — участие членов сообщества в обязательствах и в обладании общими благами.
Право неизменно было в центре внимания Альтузия, при этом его интерес вызывали по преимуществу проблемы установления системы права, полного описания научных знаний о праве. Этому посвящен труд «Три книги науки о праве. Полное и всеобщее право, методически изложенное с параллельно рассмотренным иудейским правом» (1617).
Построение системы права осуществлялось им с помощью того метода, который базировался на следующем принципе: сначала идет общее определение предмета, затем последовательный анализ все более и более частных его моментов. Производится такой анализ посредством дихотомического (двойного) деления каждого исследуемого момента. Вся система права (и знания о нем) делится Альтузием на две части: общую и особенную.
Общая часть (с учетом отмеченной дихотомии) включает в себя два следующих компонента. Во-первых, это жизненные отношения, которые служат фундаментом права; во-вторых, это юридический элемент (право в собственном смысле слова). Жизненные отношения складываются, согласно Альтузию, вокруг вещей и лиц. Юридический элемент суть право в объективном смысле (совокупность норм) и отдельные права (субъ-ективное право).
Особенную часть, в свою очередь, образуют два других компонента: акты приобретения права и юридический процесс как таковой. Предложенную Альтузием научную систематику права выгодно отличает от предшествующих ей общих схем то обстоятельство, что в нее публичное право включено наравне с частным правом как равнодостойное последнему, и притом оно обозревается по тем же рубрикам, что и само частное право, совместно с ним.
Системный подход, примененный Альтузием к изучению права, сыграл определенную позитивную роль в истории юриспруденции. Он ориентировал правоведов на познание внутренне структурированной целостности права как особого объекта и предмета исследования. В известной мере он способствовал выявлению многообразных внешних и внутренних связей права и сведению полученной информации о них в логически единую теоретическую систему.


ВПЕРЕД

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.