6. Суарестворены

6. Суарестворены
6. Суарестворены

Суарестворены своим бытием: никто из них не терпит, по мнению Кампанеллы, никакого недостатка ни в необходимом, ни в утехах. Они не ощущают — скажем от себя — сковывающего их духа однообразия. Этот дух царит над всем. У соляриев одинаковое жилье, одежда и пища, одинаковые занятия, развлечения, строй мыслей, обыкновения и проч. Неповторимость каждого отдельного человека, его самостоятельность, инициативность, наличие у него собственных своеобразных потребностей, стремлений в «Городе Солнца» особой ценности не имеют. До-минируют интересы государства, а интересы частных лиц — лишь постольку, поскольку они являются частями государства. Не раз повторится потом в политических доктринах социалистов такое оттирание на далекую периферию потребностей и интересов «частных лиц».

Типичная для политико-юридических воззрений социалистов рассматриваемого периода деталь. Справедливо уделяя пристальное внимание вопросам законодательства, которое должно утвердиться в государственно-организованном обществе, базирующемся на общности имущества, на принципах коллективизма, они крайне скупо говорили (если говорили вообще) о правах и свободах индивида, о правовых связях гражданина и государства, о системе надежных гарантий таких прав и свобод и т. д. Это, кстати говоря, очень характерно и для по-следующих поколений социалистов.
На своем пути Реформация встретила сильное противодействие римско-католической церкви и ее идеологов. В рядах последних оказалось много представителей ордена иезуитов (учрежден в 1534 г.), который стал главным орудием Контрреформации, объединив наиболее ревностных охранителей католицизма. Ведущим центром иезуитского движения в XVI в. являлась Испания, а одним из самых крупных и авторитетных богословов, принадлежавших к этому ордену, был Франциско Суарес (1548—1617). Его труды «О законах и Боге-законодателе» (1612) и «Защита веры против властителей Англии» (1613) — приметная веха в развитии западноевропейской политико-юридической мысли на закате Средневековья и в преддверии Нового времени.
Сверхзадача, решаемая Суаресом, — удержать законоведение, знание о политике и государстве в сфере теологии, в границах идейных установок римско-католической церкви. Согласно им, творцом и высшим законодателем мира выступает Бог — источник всех законов, их силы, легитимности, непререкаемости. По примеру Фомы Аквинского Суарес делит законы на четыре иерархически связанных разряда. Первый — это идущий от самого Бога вечный божественный порядок. Второй — естественный закон, в нем отражается все сотворенное Богом. Третий — закон положительный (церковный и гражданский). Четвертый — закон божественного откровения, закрепленный в Священном Писании и содержащий принципы должного отношения людей к Богу и друг к другу.
Твердой, логически безупречной последовательности в пред-ставлениях Суареса о характере субординации данных категорий законов нет. Так, он полагает, что естественный закон непосредственно проистекает из природы и тождествен разуму, может познаваться без божественного откровения, поскольку начертан в душе каждого. Веления естественного закона не может отменить ни власть земная, ни власть небесная, т. е. Бог.
Естественное право, будучи отражением божественного порядка, вечного закона, универсально — оно одинаково обязывает всех людей. Вместе с тем обязательность естественного права есть результат действия собственно природных необходи- мостей, следствие «природы вещей». Но вот законы положительные создаются самими людьми. Право гражданское, например, образуется из законов государств и империй. От него, по Суаресу, отличается право народов (наций). Отличается прежде всего тем, что не является плодом законодательствования той или иной земной суверенной воли; у него также иной источник и иная сфера применения. Право наций (народов) есть неписаное право, основывающееся на обычаях всех или почти всех народов. Его значимость универсальна: «Право наций… есть закон, который все народы и нации должны соблюдать в отношениях между собой… Род человеческий, на сколько бы разных народов и государств он ни делился, всегда представляет собой некое единство, не только как вид, но и как нравственное и политическое целое». В Суаресе справедливо видят одного из предшественников создателя современного международного права, зачинателя новоевропейской школы естественного права Г. Гроция.

Учение Суареса о законах лежит и в фундаменте его концеп-ции государства. Отправной пункт соответствующих суждений испанского богослова лежит в проблеме цели, преследуемой го-сударством и заключающейся в общем благе, понимаемом как улучшение сложившегося политического тела (сообщества). Последнее же есть единое целое и складывается оно из многих автономных групп и общностей, олицетворяя собой правовой порядок, обусловливаемый наличием законов.
Суарес считает закон принадлежностью разумной природы, ибо только разумные существа способны издавать законы и сознательно повиноваться им. Закон является продуктом разу-ма и воли: разум дает указание, воля движет и обязывает. Закон есть акт, которым высший обязывает низшего. При этом закон должен обладать следующими свойствами: а) всеобщностью; б) справедливостью; в) постоянством; г) известностью, т. е. должен быть обнародован. Закон извне предписывает, дозволяет или запрещает и наказывает. Его цель — совершенствование людей и через это — улучшение политического союза, государства.
Народ по своему усмотрению может устанавливать любую форму правления (сам Суарес отдает предпочтение монархии). Но при всех формах правления правители получают свои пре-рогативы от народа, с его согласия (одобрения). Такое согласие есть своего рода договор между народом и правителем, по которому народ обязывается соблюдать лояльность по отношению к правителю, а правитель обязуется справедливо управлять государством и ревностно печься об общем благе. Касаясь вопроса о нарушении правителями условий состоявшегося между ними и народом договора, Суарес говорит, что в тех случаях, когда действия власть имущих противоречат нормам религии и предписаниям церкви, у народа есть основание оказывать им сопротивление. Церковь имеет право устанавливать законы, обязательные для верующих, она вправе удерживать и направлять самого правителя не только как человека, но и как властвующую персону. Прямой мирской (светской) власти римский папа над подданными государства не имеет. Но церкви достаточно, чтобы ей должным образом повиновались светские правители и чтобы папа исправлял и отменял те гражданские законы, исполнение которых грозит гибелью человеческой души.
В борьбе против светской власти идеологи католицизма, за-щищая притязания римской курии на верховенство в делах государственных, продолжили разработку, хотя и в своеобразном ключе, проблем права и закона, природы публичной власти, общественного договора, народного суверенитета и др. Тем самым они тоже так или иначе содействовали расширению знания об этих фундаментальных проблемах науки о государстве и праве, способствовали привлечению к ним обостренного внимания своих современников, последующих покодений политических мыслителей и правоведов.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.