4. Боден

4. Боден
4. Боден

В последней трети XVI столетия Франция с проникновением в нее кальвинизма оказалась ареной ожесточенного религи-озного противоборства. Не на жизнь, а на смерть конфликтова-ли, с одной стороны, католики, с другой — протестанты. Никто из них не признавал принципа веротерпимости, т. е. не согла-шался с равнозначимостью, равнодостоинством и равноправием различных конфессий. Это противоборство, своей остротой и масштабами походившее на гражданскую войну, создавало реальную угрозу жизни самого государства. Все яснее станови-лось, что только мир мог сохранить и религию, и разнообраз-ные течения в ней. Мир в общественном сознании приобретал характер приоритетной ценности. Надежда же на обеспечение мира и общих интересов страны, а не отдельных групп ее насе-ления связывалась с монархом. Но с таким, воля которого могла бы стать единственным и обязательным законом для всех подданных, которая исключала бы вероятность любого сопро-тивления законной королевской власти. Формировалось мнение, что даже тирания лучше гражданской войны, ввергающей нацию в хаос, несущей ей распад.

Теоретическое обоснование того, каким образом королев-ская власть сумеет быть способной в любом случае защищать и осуществлять общегосударственные интересы, стоящие выше религиозных и иных распрей, предпринял выдающийся фран-цузский политический мыслитель Жан Боден (1530—1596). Взгляды на государство, на пути и методы упрочения централи-зованной монархической власти изложены им в главном его труде «Шесть книг о республике» (1576). Под «республикой» Боден здесь имеет в виду то же, что обозначали этим словом в Древнем Риме, т. е. государство вообще.
Открывается труд дефиницией государства. По Бодену, «го-сударство есть управление множеством семейств (или домохо- зяйств. — Л. М.) и тем, что является общим у них всех, осуще-ствляемое суверенной властью сообразно праву». Фактически все «Шесть книг о республике» посвящены раскрытию смысла и содержания этого определения. В первой рассматриваются основы социальной общности. Во второй — формы государства. В третьей — институты. В четвертой — перемены в устройстве государства и контроль за ними. В пятой — приспособление к обстоятельствам и задачи государства. В шестой, последней, — средства власти и вопрос о лучшей государственной форме.
Ячейкой государства у Бодена выступает семья (домохозяй-ство). По своему статусу глава семьи представляет собой про-образ и отражение государственной власти. Государственность как организация возникает посредством договора, и высшая ее цель не в том, чтобы обеспечивать внешнее благоденствие лю-дей, но чтобы, гарантируя мир внутри общности и защищая общность от нападения извне, заботиться об истинном счастье индивидов. Последнее традиционно заключается в познании Бога, человека и природы, а в конечном итоге в почитании Бога. Не должно быть никаких поводов для выступления против государства, в особенности еще и потому, что оно ренно.
Разработка проблемы суверенитета государства есть крупней-ший вклад Бодена в развитие политико-теоретического знания. «Суверенитет, — утверждает Боден, — есть абсолютная и по-стоянная власть, которую римляне называют величием (досто-инством)… означающим высшую власть повелевать». Абсолют-ность суверенитета имеет место тогда, когда суверенная власть не знает каких-либо ограничений для проявлений своего могу-щества. Постоянство суверенитета имеет место тогда, когда су-веренная власть существует неизменно в течение неопределен-но долгого срока; временная власть, устанавливаемая на какой- то определенный период, не может сохраняться в качестве верховной силы. Суверенная власть, по Бодену, есть также власть единая. В том смысле единая, что ее прерогативы принадлежат только ей; она не может (не должна) эти прерогативы делить с кем бы то ни было; она не может (не должна) допускать никаких органов, которые стояли бы над нею или стояли рядом и конкурировали с ней.
Боден выделяет пять отличительных признаков суверените-та. Первый из них — издание законов, адресуемых всем без ис-ключения подданным и учреждениям государства. Второй — решение вопросов войны и мира. Третий — назначение долж-ностных лиц. Четвертый — действие в качестве высшего суда, суда в последней инстанции. Пятый — помилование.
К своей трактовке суверенитета государственной власти Бо-ден делает ряд важных добавлений и уточнений. Одно из них касается тех требований, которые непременно должны соблю-даться суверенной государственной властью. Например, последней вменяется блюсти (при всей ее неограниченности, абсолютности) законы божественные и естественные. Вместе с тем суверенной государственной власти, стоящей выше всяких человеческих законов и свободно распоряжающейся жизнью и смертью своих подданных, нельзя вмешиваться в дела семьи, нарушать принцип веротерпимости, и в особенности взимать подати с подданных без их согласия, помимо воли собственника. С точки зрения Бодена, единство, неделимость суверенитета государственной власти на практике совмещаются с дифференциацией власти и управления, которые не всегда находятся в тождестве. Обычно носитель суверенной власти поручает временно и на определенных условиях осуществление некоторых функций власти назначаемым должностным лицам. Без соответствующего поручения суверена должностные лица ничего не могут делать ни в отношении подданных, ни в отношении друг друга.
Издание общеобязательных законов относится к первому по значимости отличительному признаку суверенитета. Суверен издает законы, но не создает право. Боден строго их различает, понимает их разнокачественность. Право «несет с собой справедливость, а закон — приказ».
Как глубокий политический мыслитель, Боден не мог не поставить вопрос о том, где коренится, как появляется суверенитет и способен ли он к отчуждению, передаче. На первую часть вопроса ответ таков: «Суверенитет кроется в совокупности свободных и разумных существ, составляющих народ». Упоминание тут о народе отнюдь не свидетельствует о том, что Боден — приверженец народовластия. На вторую часть поставленного вопроса он отвечает следующим образом: «Эту верховную и постоянную власть над гражданами с правом жизни и смерти народ может передать одному из граждан без всяких ограничений так же, как может это сделать собственник, желающий кого- либо одарить».
Таким «одним из граждан» у Бодена оказывается монарх. Вот его аргумент в пользу монархии. Подобно тому как во Вселенной над всем властвует Бог, а на небе — солнце, так и у особей, образующих общность, должен быть один правитель. Боден — убежденнейший сторонник действительно суверенной (в его трактовке — абсолютистской) монархической власти. Отсюда вовсе не вытекает категорическое отрицание им в условиях монархизма отдельных элементов аристократических и демократических форм правления. Аристократические элементы возможны, в частности, когда государь назначает на должности только знатных, лучших, богатых; демократические элементы начинают присутствовать в государственном управлении, если монарх открывает доступ к должностям практически всем сво-бодным и разумным индивидам.
По способу осуществления власти Боден делит все государ-ства на три вида: законные, вотчинные (сеньоральные), тира-нические. Законным является то государство, в котором под-данные повинуются законам суверена, а сам суверен — законам природы, сохраняя за своими подданными их естественную свободу и собственность. Вотчинные государства суть те, в которых суверен силой оружия сделался обладателем имущества и людей и правит ими как отец семейства семьей. В тиранических государствах суверен презирает естественные законы, распоряжаясь свободными людьми, как рабами, а их собственностью — как своей.
Лучшим, по мнению Бодена, является такое государство, в котором суверенитет принадлежит монарху, а управление имеет аристократический и демократический характер. Такое государство он называет королевской монархией. Идеальным для страны является такой монарх, который боится Бога, «милостив к провинившимся, благоразумен в предприятиях, смел в осуществлении планов, умерен в успехе, тверд в несчастье, непоколебим в данном слове, мудр в советах, заботлив о подданных, внимателен к друзьям, страшен врагам, любезен с расположенными к нему, грозен для злых и ко всем справедлив».
Боден стремится к гармонической справедливости. Она для него есть распределение наград и наказаний и того, что при-надлежит каждому как его право, совершаемое на основе под-хода, заключающего в себе принципы равенства и подобия. В данной связи уместно заметить, что в отличие от Макиавелли, рассматривавшего право преимущественно как средство достижения тех или иных государственных целей, у Бодена са-мо право выступает целью бытия государства.
Политико-теоретические взгляды Бодена по своему интел-лектуальному содержанию и смыслу представ-ляют собой прорыв к горизонтам политико-правовой идеологии Нового времени. Наука о политике, власти, государстве и праве в последующие столетия ушла далеко вперед от рубежей XVI в. Однако в том, что такое движение состоялось, бесспорно, велика заслуга Бодена, который в контексте того времени убедительно доказывал необходимость государственного суверенитета и вместе с тем очерчивал пределы деятельности государственной власти, возвышал достоинство права.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.